Может ли иностранец устроиться в интерпол

Я приковала его к себе наручниками — кыргызстанка о работе в интерполе

Может ли иностранец устроиться в интерпол

Майю Джумакееву можно слушать бесконечно: когда-то она выслеживала преступников в Бишкеке, потом ее позвали работать в Интерпол. Также в ее резюме значатся секретариат президента и Государственная регистрационная служба.

Сейчас Майя планирует переплыть пролив Босфор. Чтобы вы понимали масштабность затеи, это то же самое, что преодолеть вплавь расстояние от “Дордоя” до ЦУМа.

При этом она искренне не понимает, почему именно ее позвали на интервью.

© Sputnik / Данияр Сандыбаев

Майя Джумакеева: мы ловили разных людей, в том числе и наркоторговцев, и убийц. Вот ты видишь на улице человека, с интеллигентным лицом, приятной внешности. И при этом ты также разглядывала фотографии его жертвы — тело водителя, которому нанесли 20 ножевых ранений, просто чтобы угнать его автомобиль

— В Интернете я практически случайно наткнулась на информацию от 2006 года, что вы начали свой трудовой путь в бишкекской милиции. Зачем вы пошли в органы?

— История абсолютно простая. Мой папа-офицер даже не стал спрашивать, куда я пойду. Отрезал: ты будешь юристом. Сказать папе “нет” я не могла и послушно поступила на юрфак.

После учебы попала в следственное управление Бишкекского УВД. Знаете, что я вам скажу? Там не было никакой романтики!

— Как я подозреваю, работа там не сахар. А для женщины не сахар вдвойне…

— Ты там немного теряешь себя как женщина. Ты вообще забываешь про все женские заморочки. Ты не можешь сказать: “Ах, я не в настроении, так что на дежурство сегодня не выйду!”. Нет, если надо сидеть в засаде, то сидишь в засаде, как все. Или в задержании участвуешь.

Как только включаешь женщину, ребята сразу говорят: “Ты, кажется, получаешь такую же зарплату, как мы?”. Все, вопрос снимается сам собой.

На тебе бешеная ответственность. Ты наделена правом влиять на судьбы людей, сажать преступников. Я, как и все, допрашивала, задерживала, арестовывала.

— Было ли по-женски жалко человека, которому предстоит провести за решеткой долгие годы?

— Мы ловили разных людей, в том числе наркоторговцев и убийц. Вот ты видишь на улице человека с интеллигентным лицом, приятной внешности. И при этом разглядывала фотографии его жертвы — тело водителя, которому нанесли 20 ножевых ранений, просто чтобы угнать его автомобиль. Нет, жалости не было!

— Как вас взяли в Интерпол? Кажется, что это нереально престижно и каждый милиционер мечтал бы там работать!

— Меня не просто взяли, а пригласили. Мне предложили эту должность, когда Кыргызстан только-только стал членом Интерпола.

Для работы там нужно было знать хотя бы один из официальных языков Международной организации уголовной полиции — английский, французский, арабский и испанский. На тот момент в нашей милиции не так легко было найти англоязычного офицера, а я им владела. Сейчас-то ребята уже более продвинутые.

— Чем отличается работа обычного милиционера от работы сотрудника Интерпола? В фильмах это такие крутые ребята!

— Никакого особого положения у меня не было: без поблажек, зарплата, как у всех. Интерпол — это просто подразделение МВД. Тот же уголовный розыск, только по международным преступлениям.

— О какой истории, случившейся во время вашей службы, вы бы рассказали внукам?

— Я бы вообще не стала им про милицию рассказывать! Была одна история, о которой моя мама всегда вспоминала с содроганием. На тот момент я ждала второго ребенка, была на восьмом месяце беременности.

Мне нужно было задержать и привезти под конвоем из Алматы в Бишкек иностранца, который подозревался в мошенничестве. Мы с напарником поехали в Казахстан, но у наших коллег оказались какие-то сложности, и задерживать человека пришлось нам.

Мы знали, где он живет, приехали к нему на квартиру. Я позвонила в дверь и тоненьким голосочком сообщила: “Откройте, Горсвет!”. Когда дверь открылась, я приперла ее животом, чтобы мой напарник сумел зайти. Так мы его и взяли.

Подозреваемый был в шоке! Я приковала его к себе наручниками и сказала: “Видишь, я беременная? Ты же не станешь убегать?”. Потом отправились в индийское посольство. Посол очень удивился, увидев нашу троицу: “У вас что, других людей нет?!”. На самом деле были, просто я хотела закрыть это дело перед родами.

© Sputnik / Данияр Сандыбаев

Майя Джумакеева: Интерпол — это просто подразделение МВД. Тот же уголовный розыск, только по международным преступлениям

— В том интервью десятилетней давности вы говорили, что мечтаете о генеральских погонах. Что произошло? Почему вы решили уйти?

— Я была молодой, да и вообще, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Почему ушла? Просто женщине там очень нелегко. Не только из-за условий… Просто я достигла там своего потолка. Мне бы не позволили подняться выше и перепрыгнуть ступень старшего оперуполномоченного по особо важным делам.

Началось профессиональное выгорание: я уже 10 лет занималась одной и той же работой. Я все трезво оценила и уволилась. Тем более условия для отставных офицеров хорошие: я сразу получила адвокатскую лицензию, мне предложили работу в крупной фирме. Стало больше и денег, и свободного времени.

Потом устроилась инспектором по национальной безопасности в секретариат президента. Это произошло перед Апрельской революцией. После того как власть сменилась, мне предложили поработать в Государственной регистрационной службе.

В ГРС было очень интересно, мы вводили много новшеств. Как бы сейчас ни ругали наши граждане эту систему, нам действительно удалось сделать процедуры проще. Сейчас требуется меньше документов, чтобы получить паспорт, стало легче оформить сделку купли-продажи автомобиля.

Я частенько сталкивалась с бюрократической машиной Казахстана. Там просто нереальные очереди, волокита ужасная. По сравнению с ними кыргызстанцам легче. Мы же и работали по принципу “ходить должны документы, а не люди”.

— Зачем вы стали депутатом Бишкекского городского кенеша?

— Асель, а вы из моей истории не поняли, что я ужасно любопытная дама? Все, чем занималась, — это вызов себе. Признаюсь честно: я шла туда на романтическом подъеме, но потом немного разочаровалась. Я себе это по-другому представляла.

— Почему вы решили участвовать в массовом заплыве через Босфор?

— Знакомые сказали, что для любителей это подходящий старт. Я решила попробовать. Вопреки ожиданиям, мне удалось легко зарегистрироваться, хотя этот старт очень популярный. Ежегодно в нем принимают участие около 2 тысяч человек.

— Это дорого?

— Регистрация обошлась в 100 долларов, и с каждым годом цена увеличивается. Кроме того, нужно оплатить перелет и проживание.

— Что насчет подготовки?

— Я уже семь месяцев живу этим заплывом! Это и диета, и образ жизни, и режим. Ложусь спать в 9 вечера, а встаю в 7 утра. Пришлось забыть о таких вкусностях, как кофе или лимонад.

Также тренируюсь на Иссык-Куле. Мы с тренером выезжаем на лодке за полтора километра от берега, и на глубине он меня выкидывает за борт. Нужно, чтобы я привыкла к этой толще воды, ведь она пугает. А женщины… Они вообще панические существа.

На Босфоре еще и всякая живность, медузы. Но тренер мне сказал: “Если ты подчинишь Иссык-Куль, то сможешь плавать везде”.

— Кстати, вы бы смогли переплыть Иссык-Куль?

— Нет, что вы! В озере слишком холодная и не очень соленая вода. Там тело работает по-другому. Из 14 километров ширины озера я преодолею два.

— Расскажите про самую большую ошибку в своей жизни.

— Есть то, о чем я очень жалею. Два года назад проходили выборы в Жогорку Кенеш, и я помогала своим коллегам в предвыборной кампании. Это было время перед смертью моей мамы. Я провела с ней очень мало времени… Это самая большая ошибка в моей жизни.

— А какое ваше самое главное достижение?

— Мои дети. У меня двое детей и двое внуков. Ну разве у женщины может быть другое счастье?

Источник: https://ru.sputnik.kg/society/20170715/1034299458/ya-prikovala-ego-k-sebe-naruchnikami-kyrgyzstanka-o-rabote-v-interpole.html

Российский генерал может возглавить Интерпол. К чему это приведет?

Может ли иностранец устроиться в интерпол
Правообладатель иллюстрации Valery Sharifulin/TASS Image caption Александр Прокопчук с 2016 года работал одним из четырех вице-президентов Интерпола

Президентом Интерпола в среду могут выбрать ветерана российского МВД Александра Прокопчука.

О том, что генерал Прокопчук стал наиболее вероятным кандидатом на пост главы организации, в пятницу сообщила британская газета Times.

Уже раздаются призывы помешать этому назначению, учитывая количество российских запросов об аресте по линии Интерпола, которые признаются политически мотивированными.

Должность президента Интерпола оказалась вакантной после того, как представитель Китая Мэн Хунвэй внезапно пропал во время поездки на родину, а затем подал в отставку в связи с начатым против него в КНР расследованием по обвинению в коррупции.

Русская служба Би-би-си разбиралась, должны ли в связи с этим беспокоиться зарубежные критики Кремля и политэмигранты из России.

Кто такой генерал Прокопчук?

57-летний Прокопчук последние два года занимал пост одного из четырех вице-президентов Интерпола. До этого он работал в МВД России.

Родился Прокопчук на Украине в 1961 году, начинал карьеру в комсомоле. В 1986 году перебрался в Москву, работал в системе образования, а затем в налоговых органах.

С 2003 года – в системе МВД, где дослужился до генерал-майора и с 2011-й по 2016 год был начальником национального центрального бюро Интерпола при МВД России.

До своего назначения в Интерпол Александр Прокопчук, пишет британская Financial Times, в течение 10 лет занимал в МВД пост начальника управления правового регулирования и организации международного взаимодействия, а до того был главой подразделения по борьбе с экономическими и налоговыми преступлениями. “Наиболее коррумпированной сферой”, – подчеркивает газета.

Как выбирают и кто против?

Выборы президента Интерпола состоятся в среду, 21 ноября, в Дубае, где пройдет генеральная ассамблея организации, на которой будут присутствовать делегаты от всех 192 стран-членов.

Второй подтвержденный кандидат на пост президента Интерпола – это Ким Чен Ян из Южной Кореи, который ранее занимал пост старшего вице-президента и сейчас исполняет обязанности главы организации.

Не называя конкретных источников, Times указывает, что избрание Прокопчука, по мнению официального Лондона, практически неизбежно.

“По словам сотрудника Уайтхолла, британские власти сочли, что Прокопчук выиграет и что нет никакого смысла в том, чтобы пытаться его остановить. О том, что Прокопчук является однозначным фаворитом, сообщил и источник, близкий к Интерполу”, – пишет газета.

А вот в Киеве, например, на новости о готовящемся избрании российского генерала отреагировали не так спокойно. Глава МВД Украины Арсен Аваков заявил, например, что начинается битва за Интерпол, поэтому нужно отразить “очередную гибридную атаку путинского режима”.

“Если Прокопчук станет президентом Интерпола, это позволит российскому режиму еще больше расширить практику использования “красных циркуляров” для ограничения свободы передвижения и преследования неугодных, в интересах одиозного режима”, – написал украинский министр. Он добавил, что украинская делегация в Дубае проводит “десятки встреч на самом высоком уровне”, доказывая свою позицию.

А депутат Верховной рады Украины Мустафа Найем запустил у себя в “Фейсбуке” акцию с призывом к пользователям из разных стран требовать от своих делегаций ать против Прокопчука.

Международная неправительственная организация Fair Trials (“Справедливый суд”), которую цитирует Times, также заявила, что “было бы недопустимо, чтобы страна, за которой замечен целый ряд нарушений правил Интерпола, получила руководящую позицию в этой важной надзорной организации”.

Против избрания Прокопчука выступили и несколько российских бизнесменов из “списка Титова”. В своем обращении участникам генассамблеи Интерпола они заявили, что на МВД России, по их мнению, лежит ответственность за многочисленные нарушения прав человека.

Какие у полномочия у президента?

На самом деле, президент Интерпола в значительной степени символическая должность. По уставу Интерпола, он должен:

  • председательствовать и руководить прениями на сессиях генассамбели и ее исполкома
  • контролировать соответствие деятельности Интерпола решениям генассамблеи и исполкома
  • по возможности поддерживать постоянную непосредственную связь с генсеком организации

Оперативное руководство Интерполом и координацию между странами-членами осуществляет другой орган – генеральный секретариат. Им с 2014 года руководит представитель Германии Юрген Шток.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Штаб-квартира Интерпола в ожидании нового президента организации

Как это работает?

Если страна хочет объявить лицо в международный розыск, она отправляет “красное уведомление” (red notice) в генеральный секретариат организации в Лионе. Уведомление публикуется на сайте Интерпола и рассылается в другие страны.

Россию не раз обвиняли в том, что она пытается получить “красное уведомления” для розыска противников власти, чтобы ограничить их в передвижениях или добиться экстрадиции.

В Испании по инициативе российских властей задерживали, а затем освобождали международного финансиста и инвестора Уильяма Браудера.

В Дании месяц удерживали одного из бывших лидеров чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева. На Кипре задерживали российского борца с коррупцией и соратника Алексея Навального Никиту Кулаченкова.

Его также не экстрадировали в Россию, потому что обвинения против него признали политически мотивированными.

Браудер после задержания в Испании выложил в “Твиттер” фото ордера на свой арест.

Россия также пробовала по линии Интерпола добиться ареста бывшего главы Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, который выступил с заявлениями о системе допинга в российском спорте, а также украинских политиков, включая Арсения Яценюка и Дмитрия Яроша.

“Прокопчук представляет проблему, потому что он был тем самым человеком в российском министерстве внутренних дел, который отвечал за сочинение многих сфабрикованных “красных уведомлений”, поданных во время его службы в МВД”, – цитирует Times мнение бывшего специального советника британского МИД Дэвида Кларка.

В свою очередь, колумнист Forbes Тед Бромунд напоминает, что в годы работы в российском бюро Интерпола Прокопчук должен был не допускать злоупотреблений правилами организации. “Вместо того, чтобы остановить злоупотребления, он способствовал им и одобрял их. Злоупотребления и были его обязанностью”, – утверждает Бромунд.

Что изменится?

Нет прямой связи между президентом Интерпола и розыском по линии организации.

У Интерпола нет своих полицейских сил, по сути это бюро сбора и рассылки информации. Основную работу делает генеральный секретариат в Лионе.

Чтобы разобраться в процедуре международного розыска через Интерпол, Русская служба Би-би-си поговорила с белорусским юристом и политиком Алесем Михалевичем, которого Минск объявлял в розыск.

Михалевич проходил обвиняемым по уголовному делу о “массовых беспорядках” после выборов 2010 года, на которых он был кандидатом в президенты.

Выйдя из СИЗО КГБ в 2011 году, он заявил о пытках, уехал из страны на несколько лет и получил убежище в Чехии. По белорусскому запросу его задерживали в аэропортах Нью-Йорка и Варшавы. Он настолько погрузился в процедуры обжалования внесения в базу Интерпола, что стал консультировать других людей, которым грозит экстрадиция в страны бывшего СССР.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Алесь Михалевич был кандидатом в президенты Белоруссии, а затем получил убежище в Чехии

По словам Михалевича, после того, как уведомление о розыске разослано по странам, правовой департамент Интерпола осуществляет надзор – в течение нескольких недель решает, соответствует ли заявка правилам.

“Так, например, было с Михаилом Ходорковским. Правовой департамент посчитал, что его розыск ведется из политических соображений и не утвердил его”, – отмечает юрист.

В этом случае имя человека исключается из базы, потому что устав Интерпола запрещает организации участвовать в политическом преследовании.

Но если человека в базу включили, то он может обжаловать решение в комиссию по контроля файлов Интерпола (ККФ).

“Это независимый орган в рамках Интерпола, туда входят независимые эксперты. В нее тоже входит россиянин, а возглавляет сейчас молдаванин. Передача в эту структуру данных идет через секретариат, который выполняет технические функции. Рассмотрение жалобы сейчас может занимать больше года”, – объясняет Михалевич.

Вне зависимости от того, по каким мотивам человека включили в базу Интерпола, принимать решение об экстрадиции будут власти страны, где он был задержан.

“Если человек в базе Интерпола, скорее всего, его задержат. Отправлять жалобу в Лион сразу при задержании не имеет смысла, потому что начинается экстрадиционный процесс.

Например, Италия спрашивает у России, в чем человек обвиняется, и суд в Италии определяет, обычно в течение трех дней, меру пресечения.

А затем в течение нескольких недель суд принимает решение, можно человека выдать или нельзя”, – говорит эксперт.

Если власти страны, где задержан человек, приходят к выводу, что он преследуется по политическим мотивам, они могут отказать в его экстрадиции – даже если этот человек продолжает находиться в базе Интерпола. “В этом Интерпол уже никак не задействован”, – отмечает Михалевич.

Что же изменится, если россиянина выберут президентом организации?

Формально – ничего, уверен Михалевич, Интерпол продолжит действовать по своим правилам. Однако повышение авторитета России в организации может затянуть процесс исключения россиян из базы Интерпола.

“На практике, чем более высокие позиции занимают представители той или иной страны, тем более внимательное отношение идет к запросам этой страны, – оговаривается эксперт. – Это все равно влияет на процесс принятия решений”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-46262459

Как работает Интерпол? И почему многие страны так боялись, что главой этой структуры станет россиянин? — Meduza

Может ли иностранец устроиться в интерпол

21 ноября генерал-майор МВД России проиграл выборы президента Интерпола корейцу Ким Чен Яну. До ания во многих странах говорили, что этот пост ни в коем случае не должен достаться человеку из России. Американские сенаторы написали, что возможное избрание Прокопчука «сродни идее поставить лису во главе курятника».

Члены парламента Великобритании заявили, что российский генерал на посту президента Интерпола — это «убийца во главе расследований про попытки убийств». Министерства внутренних дел Украины и Литвы пригрозили, что их страны в случае избрания россиянина выйдут из Интерпола.

«Медуза» объясняет, чем занимается Интерпол, и почему вокруг выборов президента этой структуры столько споров и обсуждений.

Интерпол — это полиция, которая занимаются расследованием международных преступлений, да?

Официальное полное название — Международная организация криминальной полиции. Но это не совсем полиция. Эта структура не занимается расследованиями, и там нет своих агентов, которые могли бы применить к кому-то силу (а тем более — оружие).

У Интерпола есть «группы реагирования», но это не спецназ, а инструкторы, которые при необходимости помогают полицейским из разных стран — например, если там все очень плохо с преступностью или готовится масштабное мероприятие и надо обеспечить его безопасность.

По сути, главная функция Интерпола — составление и поддержка разных баз данных, которыми могут пользоваться правоохранительные органы по всему миру. У Интерпола есть базы преступников, украденных и фальшивых документов, отпечатков пальцев, ДНК, угнанных автомобилей, похищенных предметов искусства и оружия.

Интерпол — международная организация, в которую входят 192 страны, то есть почти все государства мира. Проще перечислить остальные — это Северная Корея, Туркменистан, Таджикистан, Бутан, Кирибати, Микронезия, Палау, Самоа, Сан Марино, Соломоновы острова, Тувалу, Вануату и Ватикан.

В каждой стране свое отделение Интерпола?

Да. Но нужно понимать, что национальные бюро Интерпола подчиняются законам своей страны и работают в связке с местными правоохранительными органами. Часто бывает, что отделение Интерпола — это просто отдел полиции по международным связям.

А что значит, когда Интерпол объявляет кого-то в розыск?

Допустим, какой-то человек совершил опасное преступление и сбежал за границу. Тогда национальное бюро Интерпола может выпустить «красный» циркуляр (его часто называют международным ордером на арест). Данные о подозреваемом появятся в соответствующей базе, и это означает, что власти стран-членов Интерпола обязуются арестовать этого человека, если задержат его на своей территории.

Есть циркуляры и других «цветов» — например, они могут означать, что человек представляет опасность, но поводов для его немедленного ареста нет. Есть отдельный циркуляр для поиска пропавших.

Задержанных по циркуляру Интерпола сдают в какой-то международный суд?

Нет. После того, как человека задерживают в какой-нибудь стране, местный суд решает вопрос о его выдаче тому государству, которое выпустило циркуляр.

Генерал Александр Прокопчук, возглавлявший в 2016 году Национальное бюро Интерпола, сообщал тогда, что за пять лет России выдали 900 подозреваемых. Среди них были фигуранты нескольких громких дел.

Так, ОАЭ в 2015 году выдали России главу «уралмашевской» преступной группировки Александра Куковякина, а Израиль в 2016 году — обвиняемого в педофилии священника Глеба Грозовского.

Вокруг выборов президента Интерпола много шума. У него широкие полномочия?

Нет, президент Интерпола — скорее представительская должность. По конституции организации (да, есть и такая) президент председательствует в исполнительном комитете. Кроме него в комитете заседают два вице-президента и девять членов (все из разных стран; их избирает Генеральная ассамблея организации). Комитет собирается раз в год, чтобы обсудить стратегию работы Интерпола.

В ежедневном режиме организацией руководит генеральный секретарь (сейчас этот пост занимает немец Юрген Сток). Секретариат публикует все исполнительные документы Интерпола, проверяет (и, если нужно, отменяет) циркуляры, формирует все базы данных и непосредственно взаимодействует с национальными бюро.

Тогда почему о выборах президента столько писали? Все из-за кандидата из России?

Во-первых, об этом много писали из-за того, каким образом закончилась карьера прежнего президента Интерпола. Гражданин Китая Мэн Хунвей 25 сентября приехал на родину с официальными визитом и пропал.

Через пару недель он прислал в штаб-квартиру организации в Лионе письмо с просьбой отправить его в отставку. Мэн Хунвея, который одновременно занимал пост замминистра общественной безопасности Китая, обвинили в коррупции.

Интерпол заявил, что не вправе расследовать исчезновение Мэн Хунвея.

Во-вторых, да — дело в кандидате из России. На Западе у России сложилась репутация государства, способного манипулировать международной полицейской системой.

Правозащитники и журналисты называли Россию в числе стран, которые с помощью циркуляров Интерпола пытаются преследовать диссидентов и иностранных «противников режима». Это признал и сам Интерпол — несколько раз он отвергал «красный» циркуляр, в котором Россия требовала арестовать главу Hermitage Capital Management .

По мнению чиновников организации, циркуляр нарушал конституцию Интерпола — она прямо запрещает аресты и прочее преследование по политическим основаниям. 

В мае этого года Браудер был задержан в Испании безо всякого циркуляра. Как выяснилось, Россия воспользовалась лазейкой в процедурах Интерпола, самостоятельно выпустив так называемую «рассылку» (diffusion). «Рассылка» попадает напрямую и без предварительной проверки в базу обмена данными между национальными бюро.

В отличие от циркуляров, «рассылки» не попадают в публичную базу разыскиваемых. Интерпол утверждает, что организация проверяет все такие рассылки постфактум. Однако, учитывая их количество (22 тысячи ежегодно), в этом есть сомнения, и случай с Браудером подтвердил, что лазейка существует.

Испанский суд отказался выдать финансиста России, а «рассылка», как уверяет Интерпол, была удалена из базы.

Случай Браудера — не единственный. Испанская полиция по «рассылке» из России арестовала Петра Силаева, активиста, протестовавшего против вырубки ; суд и в этом случае отказал в экстрадиции.

И что, только Россия пользуется такими лазейками?

Нет, не только. К примеру, Турцию подозревают в десятках случаев политического преследования людей с помощью Интерпола.

В 2017 году канцлер Германии Ангела Меркель обвиняла турецкие власти в «злоупотреблениями» механизмами Интерпола из-за ареста на территории Испании писателя Догана Аханли, гражданина Германии турецкого происхождения.

В политическом преследовании обвиняли и саму Испанию, которая требовала выдать ей бывшего главу Каталонии Карлеса Пучдемона.

Я попал в базу Интерпола. Что делать?

Как пишет международная организация «За справедливый суд», если у человека есть подозрение, что он мог оказаться в международном розыске, ему следует проверить публичную базу Интерпола.

Но следует помнить, что туда попадают только «красные» циркуляры, да и то не все; о том, не выпущена ли на человека «рассылка», по базе узнать не получится. Можно попробовать узнать все подробности обвинений непосредственно в Интерполе.

Для этого надо написать запрос в комиссию по контролю за документами организации.

Если есть вероятность, что «красный» циркуляр или «рассылка» попали в базы Интерпола, разыскиваемому следует воздержаться от пересечения государственных границ — в большинстве стран-членов пограничники проверяют документы прибывших по базам Интерпола. В некоторых странах о подозреваемом могут сообщить сотрудники гостиниц, которых обязывают проверять клиентов по публичной базе разыскиваемых.

Есть шанс добиться удаления дела из баз Интерпола. Самый простой случай — если есть возможность доказать, что дело политически мотивировано. При этом наличие в деле криминальной статьи не обязательно приведет к отказу: достаточно будет уверить Интерпол в том, что доля политической составляющей дела больше, чем криминальной.

Второй способ добиться удаления дела из баз — доказать Интерполу, что в стране, требующей выдачи, нарушаются базовые права человека. Например, сослаться на документы комитета ООН против пыток.

Источник: https://meduza.io/feature/2018/11/21/kak-rabotaet-interpol-i-pochemu-mnogie-strany-tak-boyalis-chto-glavoy-etoy-struktury-stanet-rossiyanin

Помощь права
Добавить комментарий