Москва рынок просроченных продуктов

Деньги или здоровье покупателей: как работает бизнес просроченных продуктов

Москва рынок просроченных продуктов

Выброшенные фрукты на заднем дворе одного из магазинов

Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Куда попадают продукты из магазина, если срок их годности заканчивается? По закону весь товар нужно собирать и утилизировать. Магазин должен это делать сам или возвращать товар поставщикам. Однако, обойдя несколько торговых точек, вернее, их задние дворы, корреспондент «ВМ» убедился, что товар второй свежести расходится, что называется, на ура. 

В крупном круглосуточном супермаркете было замечено, как продавцы с наступлением новых суток просто переклеивают наклейки на товар, продлевая ему срок годности. В этом легко убедиться, отклеив старую наклейку. Под ней — старая. Но если для печенья и макарон истечение срока годности не так страшно, то для мяса или рыбы это критично. 

Мухлюют с товаром и хитрые экспедиторы, которые должны забирать просроченный товар. Как рассказал один из них, он, забирая замороженную рыбу, тут же в машине быстро переклеивает стикеры и отвозит рыбу в другой магазин.

— Пока вот сходило с рук — все равно все мороженное. Морозили, размораживали эту рыбу — и все полезные ее свойства потеряны. Деньги моим хозяевам важнее,  — грустно поделился наболевшим экспедитор. 

На заднем дворе одного из супермаркетов ко времени выброса товара выстраивается длинная очередь. В объектив фотокамеры эти люди попадать не хотят. Разговорчивостью тоже не отличаются. 

— Мы бы рады раздавать продукты, у которых срок годности истек, но не имеем на это права, — поделился заместитель директора магазина на Красносельской Ахмед.

По его словам, к часу наполнения мусорного контейнера приходят одни и те же люди. Они прилично одеты и забирают абсолютно все, если цела упаковка. Когда он поинтересовался, что же они делают с просроченными йогуртами, один мужчина сказал, что продает это на вокзале. Резонная ремарка, что покупателей он просто травит, вызвала у него ехидный смех. 

— Много людей еще приходят, чтобы подобрать что-то на корм животным. Нам инструкциями строго-настрого запрещено кому-то что-либо отдавать. Мы можем просто выкидывать. Но видя, что стоят страждущие, я не опорожняю коробку в мусорный бак, а просто ставлю рядом, — сообщил Ахмед.

Но есть, по его словам, и хитрые работники, которые в течении дня прячут подпорченный товар и потом пытаются его продать. 

В странах ЕС приняли меры по сбережению и реализации продуктов с истекшим сроком годности. Во Франции принят закон, запрещающий супермаркетам уничтожать просрочку. Такие продукты они обязаны бесплатно отдавать благотворительным организациям или передавать для кормления животных.

За несоблюдение этого закона грозит штраф до 75 тысяч евро или до 2 лет тюрьмы. Создаются информационные порталы, на которых и мелкие предприниматели, и ретейлеры объявляют, где у них можно забрать просроченный или близкий к окончанию срока годности товар.

В Дании даже открылась сеть супермаркетов WeFood, предлагающая продукты с истекающим сроком годности за 50 и даже 30 процентов от их стоимости.

Результат впечатляет: объемы выбрасываемой еды в этой стране сократились на 25 процентов, а люди со скромным достатком получили возможность покупать хорошие продукты — просто их нужно поскорее съесть. Делаются определенные подвижки и у нас. 

Депутат Государственной думы Сергей Вострецов заявляет, что осенью предлагается рассмотреть законопроект об освобождении магазинов и торговых сетей от уплаты НДС, если они бесплатно раздают продукты с истекающим сроком годности. Продукты питания — самый дорогостоящий вид отходов для утилизации после медицинских.

Поэтому необходимо установить жесткий контроль за их утилизацией и оформить налоговые льготы для тех магазинов и торговых сетей, которые будут участвовать в программе раздачи продуктов через благотворительные организации.

Ранее представитель одной из торговых сетей Мария Курносова заявляла, что довольно трудно провести передачу продуктов, соблюдая всю технологическую цепочку.

— Пример: мы снимаем с реализации йогурт за сутки до окончания его срока годности. Проблема в том, как оформить этот йогурт и передать малоимущему человеку. Кроме того, нам нужно обеспечить эту передачу в определенном температурном режиме, — говорила Мария Курносова еще в феврале 2019 года, когда депутат Сергей Вострецов только-только выступил с такой инициативой. 

А как дела обстоят сегодня, спустя семь месяцев? Сергей Вострецов сообщил «ВМ», что планирует осенью выступить с новой инициативой.

— Необходимо еще и контролировать торговые сети. Освобождение от НДС — это как бы пряник, но нужен еще и кнут! Очень сложно контролировать, сколько именно товара раздали неимущим. Зная изобретательность хитрых коммерсантов, можно предположить, что они быстро найдут схемы списания товара. Нужно разработать необходимую нормативную базу и продумать систему жесткого контроля, — добавил депутат.

Сергей Вострецов также пояснил, что есть разные виды продукции — к примеру, скоропортящиеся кулинарные блюда имеют очень жесткие временные рамки хранения, а, скажем, банка тушенки имеет гораздо больший срок хранения. Все это нужно учитывать при раздаче и выработке норм работы с просрочкой.

Источник: https://vm.ru/news/691616.html

Где в москве торгуют просроченными продуктами

Москва рынок просроченных продуктов

— Надо знать, что брать, — подсказывает та. — На срок годности смотреть. Сок, например, можно и «трехмесячной» свежести брать — там химии много, он и не портится.

Молоко в тетрапакетах за месяц тоже не киснет.

Мясо тут замороженное хорошее — свинина по 100-140 рублей.

Группа пенсионерок, устроив из хозяйственных сумок импровизированные столы, торгует все тем же «Снежком», «Вологодским» молоком и глазированными сырками. Лидер движения «Хрюши Против» отмечает, что бывшие сотрудники продовольственных магазинов часто обращаются в волонтерскую организацию, чтобы сообщить о переработке просроченных продуктов.

Как открыть магазин просроченных продуктов

Одни товары могут подвергаться длительному хранению (рис, макароны, гречка, ), другие же, наоборот, должны быть проданы и использованы, как можно быстрее (колбасы, молочная продукция, некоторые фрукты). Как показывает российская практика – около 30 процентов продуктов питания не реализуются в указанный на упаковке срок и идут в мусорную корзину. На Западе – эта цифра еще выше.

Например, в Соединенных Штатах от 25 до 50 процентов всех продаваемых продуктов питания оказываются на помойке.

Все это очень печально. Ведь на производство того или иного продукта тратится много сил, денег и времени. Жалко, когда эти продукты так и не доходят до потребителя.

Почему на рынках спокойно торгуют просроченными продуктами

Куски судака и кеты от сильнейшей заморозки по твердости напоминают разделочные доски. — А рыба точно свежая? — разглядываю помутневшие кусочки форели. — Конечно! — уверяет меня тетка.

— Вчера только завоз был. Но брать «это» я не решаюсь и отправляюсь инспектировать мясо. С ним дела не лучше. Перемороженные куски свинины и говядины грудами навалены в картонные коробки, куриные ножки в сморщенной кожице отдают синеватым небесным оттенком.

— Не боитесь продукты тут покупать? — спрашиваю бабулю, которая набивает ведро солеными огурцами сомнительного вида.

— Да я специально сюда из другого района еду, на трех автобусах добираюсь! — ворчит бабуся. — Тут же все дешево, сами посмотрите!

Рекомендуем прочесть:  Заказать план квартиры

Овощи, например, вдвое дешевле, чем на других рынках.

Вести.ру

Другие же, напротив, требовали вернуть торговлю просрочкой на место.

— Я каждый месяц сюда езжу, я беру мясо, беру кур, я подвергаю все это горячей обработке.

— У меня проблема — кошек нечем кормить.

У меня их 25 штук, типа питомника при доме. Здесь я покупала колбасу по 25-30 рублей, привозила по 6-8 килограммов и этим кормила.

— Вы знаете, что это просроченные продукты? — Я знаю, что это не просроченные продукты — потому что кошка плохое есть не будет.

«По 500 рублей покупать колбасу животным не могу. У меня кролики», — говорит посетительница рынка. И только администрация рынка скромно отмалчивалась в сторонке.

Супермаркет продуктов с истекающим сроком годности

После истечения срока годности эти товары обычно не становятся опасными для человека.

Это справедливо в отношении круп, макаронных изделий, сахара и т.п. Однако жители США и других стран все равно выбрасывают эти продукты, увидев, что они просроченные. Бывший президент сети магазинов TraderJoe’sДагРаучнашел способ не только уменьшить долю выбрасываемых продуктов питания, но и заработать на этом.

Он планирует открыть супермаркет, торгующий исключительно просроченными продуктами. В супермаркете ДагаРауча будут работать консультанты, обучающие людей безопасной кулинарной обработке просроченных продуктов, уменьшающей вероятность отравления.

Супермаркет, в котором можно купить уцененные продукты Господин Рауч планирует покупать просроченную продукцию у других магазинов. Просроченные

Рынок просроченных продуктов

Внешне рынок вполне приличный — в спальных районах таких много.

Под дугообразным железным навесом, «утепленным» пластиковыми листами, масса прилавков. Входящих встречает информационный стенд.

В прозрачных файлах выложены брошюрки с «Законом о защите прав потребителя», «Правилами торговли». Есть даже список телефонов контролирующих организаций и контрольные весы.

Внутри духота: в честь надвигающейся Пасхи рабочие красят ворота.

Но едкий аромат покупателей не смущает. При виде ценников у покупателей загораются глаза: йогурты 3 штуки за десятку, три глазированных сырка — в ту же цену, сосиски — 50 рублей за кило, банка печени трески — 30 рублей, зеленый горошек — 10.

— Когда у этого сока срок годности прошел? — теребя в руках пачку мангового нектара за 20 рублей, допытывается женщина.

— До конца декабря годен был, — объясняет смуглый торговец.

— Свежий еще совсем — сам вчера пробовал!

Бери, в магазине такой 70 стоит.

В соседнем отделе под стеклянным колпаком — россыпь сыров.

Рынки просроченных продуктов набирают популярность

Подхожу и вижу питьевой йогурт — срок его годности закончился ещё два дня назад. «Так его же есть нельзя!» — возмущаюсь я.

«Берут же люди, значит, можно.

Тем более, где ты ещё за 10 рублей купишь? Да и мне как-то зарабатывать нужно. А консервы рыбные не хочешь? Всего по 25 рублей.

Или сосиски. Кило за 30 рублей отдам», — не теряет надежды пожилая женщина. Упаковка консервов оставляет желать лучшего: банка помята, этикетка содрана. Разобраться, какая внутри рыба, невозможно, а срок годности давно стёрт.

http://www.aif.ru/» rel=»nofollow»> АиФ/ Елена Плотникова «А когда они изготовлены?» — с опаской спрашиваю я.

«Да не знаю. Грузчикам в магазине выдают эти банки как бонус, вместо денег. А парням что делать с таким количеством? Везут нам». Чуть поодаль от этого продавца торгуют ещё несколько человек, но уже мясными продуктами.

За полкило сервелата, считающегося элитным товаром, здесь просят 25 рублей, а за купаты — 50.

О его росте, однако, свидетельствуют данные организаций по защите потребителей и рассказы очевидцев-покупателей. ‘Если товар стоит копейки, люди его купят, даже рискуя отравиться, — объясняет Ирина Виноградова, директор Российского института потребительских испытаний.

— Из-за нынешнего кризиса некоторые остались в буквальном смысле без средств к существованию’.

У выхода с рынка ‘Москворецкое’ Галина Абросимова показывает пластмассовое ведерко творога, которое она купила за 30 центов. Творог явно не хранился охлажденным: дата на крышке показывает, что срок годности истек две недели назад.

‘Ну и что? — отмахивается она, застенчиво пряча коробку в заляпанную грязью хозяйственную сумку.

— Если не понравится вкус, сделаю из него начинку для блинов’.

Абросимова — ей 82 года — до ухода на пенсию работала инженером-строителем.

Источник: http://pravonapravosudie.ru/gde-v-moskve-torgujut-prosrochennymi-produktami-98507/

20 фото: магазин просрочки в Германии

Москва рынок просроченных продуктов

В Берлине открылся второй городской филиал магазина SirPlus, в котором можно купить продукты с истекшим минимальным сроком годности.

Recycle побывал в магазине, где мы узнали, как создатели SirPlus спасают продукты и зачем берлинцы покупают просроченные товары, а создатель российского фудшеринга Саша Лёгкая рассказала нам, почему подобные магазины должны появиться и в России. 

По статистике, по всему миру в мусорных контейнерах оказывается 1,3 млрд тонн продуктов питания ежегодно. Из них в Германии – 18 млн тонн.

Самая большая доля выбрасываемых продуктов приходится именно на домашние хозяйства, а не на рестораны и магазины, как можно было подумать.

В Германии активно развивается движение фудшеринга, а также другие виды спасения продуктов – например, мобильное приложение Too Good To Go, которое позволяет купить за небольшую сумму ненужные продукты, оставшиеся после рабочего дня в кафе и ресторанах.

Другой бизнес-идеей стал берлинский стартап SirPlus – магазин по спасению продуктов. Его основал вместе с друзьями в конце 2017 года экоактивист Рафаэль Фелльмер (Raphael Fellmer).

В июле 2018 года открылся второй берлинский магазин с просроченными продуктами.  цель проекта – спасти продукты, которые в большом количестве выбрасываются в Германии.

“Спасать продукты – это круто и сексуально. Это должно стать мейнстримом”, – говорит директор магазина Рафаэль Фелльмер.

В новом филиале площадью 450 кв.м представлены около 300 наименований продуктов. В двух филиалах сейчас работают около 50 сотрудников.

В магазинах можно купить остатки продуктов: например, фрукты и овощи, соки, пиво, смузи, сладости, чипсы, снеки и многое другое. У многих товаров уже истек минимальный срок годности (по-немецки Mindesthaltbarkeitsdatum, MHD), что, впрочем, не значит, что продукты нельзя употреблять в пищу.

“Никто не запрещает продавать такие товары, но в любом случае их нужно поскорее съесть”, – рассказывает Фелльмер.

Производители продуктов питания, политики и ученые давно требуют ввести двойное обозначение для срока годности товаров.

Так, на  упаковках с йогуртом, молоком и других продуктах в будущем будут стоять два срока годности. Один будет означать, сколько товар может находиться в магазине, по второму можно будет определить, сколько дней он еще будет считаться съедобным.

В магазине для покупателей висят вспомогательные таблички, на которых их призывают полагаться на свои чувства и покупать продукты, предварительно, например, понюхав их. Большинство товаров, представленных в магазине, сделаны по ошибочному заказу.

Например, тысячи упаковок с крекерами были специально произведены для немецкой авиакомпании Air Berlin. Когда авиакомпания обанкротилась, никто не хотел забирать заказ. Чтобы спасти крекеры от мусорного контейнера, их выставили на продажу в магазине по смешной цене в 5 евроцентов.

В магазины поставляют продукты более 200 поставщиков, в том числе крупные производители био-товаров, большие рынки, экопредприятия, а также небольшие местные производители.

За свою активность в спасении продуктов питания компания получила в апреле 2018 года премию “Слишком хорошо для мусорного контейнера”  (Zu gut für die Tonne) Федерального министерства продовольствия и сельского хозяйства Германии.

Основателям проекта удалось за несколько лет сделать тему пищевых отходов популярной в немецком обществе. Так, в 2017 году авторы проекта запустили краудфандинговую кампанию в сети, чтобы собрать стартовый капитал для открытия магазина в размере 50 тыс.евро.

В конце акции 1700 ее участников пожертвовали почти в два раза больше. Кроме того, владелец дома в берлинском районе Шарлоттенбург предложил им не платить арендную плату за помещение. Так появился первый магазин, спасающий продукты.

Вскоре после открытия на полках магазина можно было найти только 30 продуктов от пяти поставщиков. Но ситуация постепенно улучшалась. По подсчетам SirPlus, с момента открытия первого магазина его клиентами стали более 100.000 человек.

Все вместе они спасли более 500 тонн продуктов.

Покупателей привлекает не только низкая цена за биотовары, но и возможность проявить свою экологическую ответственность.

Сейчас в магазине развита сеть поставщиков со всей Германии. Впрочем, продается лишь то, что уже нельзя отправить в благотворительные организации.

В эти же социально значимые проекты, вроде Berliner Tafel – организации, в которой все нуждающиеся могут получить еду, организация SirPlus отправляет 20 % своей прибыли.

С некоторых пор у SirPlus появился онлайн-магазин. При заказе на сумму более 29 евро покупателей ждет бесплатная доставка.

https://www.youtube.com/watch?v=MTOZ5nbAjic

Цены в магазине начинаются от пяти евроцентов. Хлеб можно купить в зависимости от сорта от 80 центов до 1,5 евро, булочки – от 10 до 15 центов, снеки и фруктовые напитки обойдутся примерно в 1 евро.

В магазине предлагают наборы в упаковках, так Bio-Retterbox можно купить за 30 евро, в ней будет собраны био-продукты.

Упаковать купленный товар можно в экологичную упаковку, продающуюся здесь же – экомешочки и многоразовые сумки.

Статистика в Германии ужасает: каждую минуту в стране выбрасывают столько продуктов, сколько уместилось бы в целом грузовике.

Поэтому создатели SirPlus не собираются останавливаться. Например, запланированы открытия еще двух берлинских магазинов в 2018 году. В целом число магазинов по всей Германии должно увеличиться до 35.

Саша Лёгкая

Основатель российского фудшеринга

Раньше в Петербурге на станции метро Сенная площадь был такой магазин, который в народе назывался “Просрочка”. Там продавались продукты с истекшим сроком годности, но он был нелегальным, его постоянно открывали и закрывали, пока не закрыли совсем.

Официально таких магазинов в России нет, но было бы здорово, если бы они появились.

Занимаясь фудшерингом, я вижу, что у нас очень много продукции не обязательно с истекшим сроком годности, но, к примеру, с некачественной упаковкой. Такие продукты уже не подходят для магазинов.

Например, один раз нам отдали около 200 кг муки просто потому, что она некоторое время полежала в сыром месте и могла быстро испортиться. Но мы спасли ее, раздав участникам нашей группы “Фудшеринг. Отдам даром еду”. 

Идея магазинов с товарами с истекшим сроком годности замечательная и могла бы быть жизнеспособной, но, думаю, пока есть сложности с ее реализацией. Так, из общения с представителями магазинов я узнала, что товар снимается с полок еще до истечения срока годности, а затем передается в утилизирующую компанию. Магазин не имеет права сам его утилизировать.

Однако, на мой взгляд, такие магазины могли бы пользоваться спросом. В нашей группе люди нередко отдают  продукты  с истекшим сроком годности – например, специи, печенье, булочки. Я сама их ела много раз и могу сказать, что употребление их в пищу не представляет угрозы, если речь не идет о мясной и молочной продукции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
t.me/recyclemagru

Источник: https://recyclemag.ru/article/20-foto-kak-ustroen-magazin-prosrochennyih-produktov-v-germanii

Судьба просрочки. Как в торговле избавляются от некондиционных продуктов

Москва рынок просроченных продуктов

МОСКВА, 11 авг — РИА Новости, Наталья Дембинская. Ежедневно торговые сети утилизируют тонны продуктов — просроченных и тех, у которых срок годности еще не истек, но потерян товарный вид.

По оценкам Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), на долю пищевых отходов (к которым, помимо просрочки, относят и некондицию, и то, что не удалось реализовать) приходится до семи процентов от общего объема закупленных товаров.

Что делают магазины с этим “балластом”, раздают ли продукты нуждающимся и как организована утилизация — в материале РИА Новости.

В лидерах — овощи и фрукты

Первыми снимают с полок скоропортящиеся и чувствительные к условиям хранения продукты. Как правило, это то, что продается в свежем виде, без какой-либо обработки. Например, охлажденное мясо или молочка. У них срок годности несколько дней.

Однако нормы хранения часто не соблюдаются и такие продукты могут испортиться даже до окончания срока годности, отмечает Сергей Белков, пищевой химик-технолог. При покупке лучше доверять собственным ощущениям, оценивать внешний вид и запах продуктов. В сетевых магазинах на товар не первой свежести обычно предлагают скидки.

А вот продукты, подвергнутые высокотемпературной термической обработке, можно смело употреблять по истечении срока годности (в разумных пределах, конечно). Например, ультрапастеризованное молоко или стерилизованные консервы.

“Консервы хранятся годами — могут измениться их вкусовые свойства, но с точки зрения пищевой безопасности угрозы они не представляют — отравиться невозможно. Зачем на них пишут срок годности? Этого требует законодательство”, — поясняет Белков.

Кстати, именно законодательство вынуждает магазины выбрасывать вполне пригодную продукцию. В первую очередь — овощи и фрукты, поскольку они быстро теряют товарный вид. По оценкам торговых сетей, на них приходится 70 процентов продуктов, отправляемых на утилизацию.

Чтобы минимизировать издержки, поставщики идут на разные ухищрения — например, “продлевают” сроки годности плодоовощной продукции. Но потом овощи и фрукты все равно утилизируются, невзирая на их потребительские качества.

Ни себе ни людям

В отрасли объясняют: передать куда-либо просрочку — скажем, на благотворительные цели, невозможно. А продавать ее, даже со скидкой, запрещено. 

“Предусмотрена серьезная ответственность, вплоть до уголовной”, — отмечают в АКОРТ.

Как рассказали корреспонденту РИА Новости во “Вкусвилле”, компания тестировала систему фудшеринга, когда товары с истекающим сроком годности направляли в специальные организации, а те — распределяли среди нуждающихся.

На фудшеринг планировали отдавать не только без пяти минут просрочку, но и некондицию — в частности, продукты с ошибками маркировки или в помятых коробках.

“Мы готовы развивать это направление, но пока законодательно эта история очень уязвима: если товар нельзя продавать, значит, его нельзя и отдавать”, — говорит Евгений Римский, управляющий по качеству и закупкам сети.

Нюансы утилизации

Просроченная, неприглядная и непроданная продукция утилизируется как пищевые отходы — помещается в контейнер и вывозится.

“Этим занимаются имеющие лицензию компании, с которыми у нас заключен договор”, — уточняет Мария Курносова, представитель “АШАН Ретейл Россия”.

Некоторые магазины возвращают нереализованные продукты поставщикам, но для них утилизация — довольно затратная процедура, поскольку к ней предъявляют особые требования. Так, многие поставщики по нормам СанПин не имеют права держать пищевые отходы у себя на предприятии. Кроме того, запрещена транспортировка отходов в тех же грузовиках, которые перевозят нормальный продукт.

“А машина по маршруту идет одна: она привезла-разгрузилась, а уехала ни с чем, что ведет к удвоению логистических затрат”, — сетует Дмитрий Востриков, исполнительный директор “Руспродсоюза”.

Еда гниет на свалках

В отрасли уверяют: просроченную продукцию можно отправлять на вторичную переработку — например, для изготовления удобрений, компоста или биотоплива. Но и это сдерживают законодательные ограничения. Как результат — данный вид бизнеса в стране практически не развит.

“В России нет специальных утилизационных предприятий для продовольственных товаров, поэтому просрочку отправляют на специальные свалки, попросту выкидывают”, — констатирует Востриков.

Эксперт указывает, что в отрасли не раз поднимали вопрос о создании предприятий по вторичной переработке товаров — вообще всех, в том числе продуктов питания. Есть множество вариантов их повторного использования.

Таким образом, с одной стороны, торговые сети несут прямые потери, вместо того чтобы выстроить взаимовыгодные отношения с переработчиками некондиционных продуктов. А с другой, что еще хуже, тонны пищевых отходов гниют на свалках, постоянно увеличиваясь в объеме и отравляя окружающую среду.

Источник: https://ria.ru/20180811/1526042672.html

«Я ем просрочку»

Москва рынок просроченных продуктов

Фриганы — о том, как есть подгнившее мясо и что делать из испорченного творога

Сегодня все больше людей разделяют идеи сознательного потребления: носить свою бутылку под воду, одеваться в секонд-хендах и не покупать лишние товары. Есть те, кто пошел дальше и вовсе отказался от покупки продуктов в магазинах.

Вместо этого они исследуют мусорки за ресторанами и дружат с продавцами на рынке, чтобы перехватывать бесплатно перемороженную рыбу или не до конца сгнившую картошку.

The Village поговорил с московскими фриганами и узнал, где они находят хорошую просрочку, как обрабатывают подгнившие овощи и почему продуктовые сети не хотят делиться ненужной едой.

Виргиния Иванова, 36 лет

Занимается фриганством год

Однажды я увидела, как в мусорные контейнеры сбрасывают ящики с хлебом, и заплакала. Тогда семье было сложно с финансами: родился третий ребенок. Я вытащила хлеб, сложила в большой пакет и отнесла домой.

По дороге половину раздала соседям. Меня возмутило кощунственное отношение к продуктам, и я начала интересоваться этой темой — помогли тематические сайты и знакомства с фриганами.

И была в шоке, когда узнала, что выброс нормальных продуктов — повсеместное явление.

У меня нет машины, поэтому мусорки искала в шаговой доступности наугад. Выбирала две-три недалеко друг от друга и изучала: следила за временем выброса продуктов, расспрашивала работников, но они редко делятся информацией.

Зато я узнала, что в некоторых магазинах еще пригодные для еды продукты складывают в коробки на территории, но чаще упаковывают и выбрасывают. Некоторые даже запирают свои контейнеры на ключ и ставят охранников на периметр. Сейчас я хожу за фригой (просроченной едой. — Прим. ред.

) несколько раз в неделю и трачу на каждый рейд до трех часов.

Меня поддерживает старший сын — ему 14. Раньше он спрашивал, почему я кормлю его едой из мусорки, но я смогла донести свою точку зрения. Друзья тоже меня не осуждают. А другим я не рассказываю о своем увлечении.

Все равно ни я не смогу их переубедить, ни они меня. Но те друзья, кто ходит со мной на рейд, сильно удивляются находкам в мусорках. Например, я встречала там экзотические фрукты и радужную форель. Из вещей — огромное кожаное кресло.

Также я часто подыскиваю для себя и детей хорошую одежду.

Попадаются продукты с неистекшим сроком годности. Хотя я убедилась, что на деле он гораздо часто больше указанного. Поэтому есть просрочку не боюсь, но заранее ее проверяю. Для себя выделила несколько правил.

Молоко не портится пару дней после указанного срока, а кисломолочка отлично простоит и неделю. Хлеб съедобен четыре-пять дней и не плесневеет.

Подпорченные фрукты и овощи я промываю горячей водой с мылом, очищаю и превращаю в компоты, джемы, соусы и суповые заправки.

С рыбой и мясом нужно быть осторожнее: лучше понюхать и не рисковать, если запах показался неприятным. Охлажденное мясо быстро приходит в упадок — но я кладу его в морозилку и выигрываю еще две недели. Также всегда следую совету: колбасные, молочные и мясные продукты лучше брать в закрытой упаковке. Лекарства на мусорках не беру, тем более — с истекшим сроком.

За время фриганства я ни разу не отравилась. Денег стало больше, но я не отказываюсь от продуктов из мусорки — мне неприятна сама ситуация с выбросом. Люди забыли, что такое война, блокада и голод. И если в Европе магазины раздают нуждающимся негодные к продаже продукты, то в нашей стране такого еще нет. А это могло бы решить проблемы нищеты.

Ян Лисицкий, 27 лет

Занимается фриганством два года

Мне надоела рутинная жизнь, поэтому два года назад я начал путешествие автостопом из Омска по России. Узнал о фриганстве еще в своем городе, но в нашей сибирской глуши это редкость: просрочку списывают, отвозят на свалки, или она расходится по домам продавцов.

Вплотную я познакомился с фриганством в Екатеринбурге. Так как денег было немного, путешествуя, я вписывался к людям бесплатно и экономил на продуктах. Но отблагодарить хозяев все же хотелось. Поэтому я спросил местных фриганов, и мне показали мусорки. Я бы поражен количеством выбрасываемого. Первое время мне везло: я приносил много юзабельной фриги, и хозяева радовались.

Но позже я понял, что это энергозатратно — нужно много сил и времени. От нахождения точки до полной уверенности в том, что там будет фрига, проходит около двух месяцев. При этом атаковать точку приходится ежедневно — так можно узнать больше о времени выброса продуктов.

Когда я набрался опыта в Екатеринбурге, я стал заранее искать сообщества о фриганстве в каждом городе, где путешествовал. Все зависит от случая: никогда не знаешь, открыта ли мусорка, на территории ли она магазина или снаружи.

Но для меня это не препятствия. Я пытаюсь договориться с сотрудниками. Реагируют неоднозначно — но это зависит не от сети, а от людей. Некоторые смотрят как на дебила, а кто-то помогает. Работников, видимо, наказывают за подсказки.

Также я фриганил на рынках: где-то продавцы сами выставляют мешки с просрочкой. Находил много вкусного: апельсины, авокадо, бананы.

Однажды попались мешки с картошкой по 50 килограммов, и из нее только половина сгнила. Оставшуюся я обрезал совсем немного. Также я напрямую подходил к продавцам вечером и спрашивал, что они хотят выкинуть.

Они часто шли навстречу и отдавали продукты, в основном овощи: помидоры и огурцы.

Мне доставалась перемороженная рыба, у которой срок годности заканчивался только на следующий день. Попадались и отличные фриги: мне как-то подарили пять килограммов хорошей рыбы.

Я ни разу не травился фригой. Овощи и фрукты мою проточной водой, больше с ними ничего не нужно делать. Иногда вырезаю гниль или плесень. Качество молока, йогурта, кисломолочки определяется по первому глотку. Если запах творога неприятный, можно использовать его для приготовления сырников, оладий и других вкусностей. По опыту: если срок годности закончился вчера, то пить еще можно.

Мясо попадается реже, и определить его свежесть сложно. Нужно проверить упаковку, запах, вид. Обычно протухшее мясо становится серым, так как краситель уже не работает. Если совсем протухшее, можно срезать верхнюю часть и съесть остальное. Колбасы со сроком, истекшим два-три дня назад, тоже ел, и ничего не случилось.

Если попалась удачная точка, у фриганов работает негласное правило: не брать больше, чем необходимо. Я всегда оставляю часть продуктов для нуждающихся. У меня оно пропадет, а другим может пригодиться.

Мария петрова (имя изменено по просьбе героини), 25 лет

Занимается фриганством год

Я заинтересовалась фриганством в августе 2017-го. Не из-за экологии — я устала тратить много денег на продукты. Тогда мои подруги-феминистки впервые отвели меня на первый фриганский рейд. Они показали мне точку у продуктового магазина, в которой можно взять еду. Я увидела кучу никому не нужных продуктов и сильно воодушевилась.

Я искала информацию о просрочке в тематических сообществах во «» и Google. Также хотела найти там компанию для фриганства, но не получилось. Поэтому хожу одна или с друзьями, которых посвятила в увлечение. Но они не фриганят постоянно: нужно много сил, времени и мотивации.

Обычно я нахожу продукты возле супермаркетов: «Магнит», «Дикси», «Пятерочка». У каждого магазина свои мусорки: во дворах или на их территории, и если они не закрыты на замок, то сотрудников штрафуют — особенно в дорогих супермаркетах, таких как «Азбука вкуса».

Некоторые фриганы договариваются с работниками точек, и те в определенное время выносят им еду. Но в моей практике такого не было. Обычно работники в магазинах достаточно враждебны.

В относительно элитных спальных районах — например, в Тропарево-Никулино — контейнеры не оставляют открытыми: жители не должны видеть, сколько продуктов идет на выброс.

Я дружу с дворниками. Например, в Чертаново они показали мне мусорку, о которой я не знала. Тогда мы обменялись телефонами, и они временами приносили мне еду: звонили и просили ее забрать.

Принесенные с мусорок овощи и фрукты я не обрабатываю специальными средствами — так вероятность отравиться больше. Тщательно мою их горячей водой, а подпорченные части вырезаю. Ни разу за год я не испытывала интоксикации или других проблем: это даже меня поражает.

Те молочные продукты, которые я нахожу, обычно просрочены на день, реже — на несколько. Бывает, что в запасе остается еще время до конца хранения.

Но я ела просроченные на неделю продукты, и со мной ничего не было. Перед употреблением нужно полагаться не только на срок: он обычно короче, чем реальный, — но и на внешний вид, запах и на вкус.

Если продукты вызывают подозрение, лучше их выбросить. Все-таки здоровье важнее.

Также я составила карту для фриганов (сейчас удалена. — Прим. ред.) и отметила места, где можно найти хорошую выброшенную еду. Там было около 15 пунктов. Отбирала по одному критерию — места, где просрочка появляется регулярно.

Неважно, находится продуктовый магазин в Химках или на проспекте Мира — я проверяла его и после добавляла на карту. Карта развивалась, но потихоньку идея заглохла. Фриганы неохотно делятся своими точками, не хотят постоянно ездить в новые места и проверять их.

Но я вспоминаю себя и думаю: если бы у меня перед глазами была такая карта в начале фриганства, мне было бы легче.

Фриганство — не только про мою выгоду, но и про спасение из контейнеров пригодных продуктов. Я стараюсь не пропускать походы к мусоркам, выходит несколько раз в неделю. Для меня это серьезная внутренняя работа, я делаю что-то полезное.

Я понимаю, что выкидывать еду — это продуманная политика хозяев крупных ритейлеров. Больше всего вреда от X5 Retail Group, к которым относятся «Перекресток», «Карусель» и «Пятерочка».

Они закупают больше продуктов, чем необходимо, и закладывают небольшой процент на выброс. Это крайне лицемерно: сейчас люди питаются ужасно и тратят всю зарплату на еду, а богатые так по-свински обращаются с едой.

Это раздражает больше всего.

Продукты с помойки бывают лучше, чем россияне позволяют себе на заработанные деньги. Я находила ананасы, авокадо, маракуйи. Также под Новый год мне попадалось много новых хлопушек и новогодних игрушек в упаковках и зубная паста. Лекарствами я не фриганю, так как не болею. Но знаю, что есть сообщества обмена препаратами.

Я надеюсь, что правительство примет закон о запрете выброса продуктов и их распределении в ближайшее время. И проблема голода решится щелчком пальцев. Такой опыт есть во Франции: магазины не имеют права выкидывать свой ассортимент, а обязаны заранее отвозить его в социальные фонды, а те — отдавать нуждающимся. Если реализовать такую схему у нас, сначала прибыль сетей упадет, но ненадолго.

Андрей, 26 лет

Занимался фриганством три месяца

Пару лет назад я решил съехать от родителей и снимать квартиру. Потратил все деньги на аренду, залог и обустройство, и не мог позволить себе сходить в кино или купить одежду.

Тогда мне попалась статья про фриганов, которые собирают еду, выбрасываемую ресторанами. Оказалось, что многие из них хранят продукты не больше 24 часов, потом просто выкидывают. В статье указали несколько заведений, но из сетевых — только Prime.

По расположению нам были удобны точки на Маросейке, Солянке и Кузнецком мосту.

В тот же вечер пошел посмотреть, что там происходит. Схема оказалась такая: еду привозят ночью, весь день она продается, а после закрытия, около 23:00, — выбрасывается. Работники сгребают все остатки с полок в целых упаковках и кладут в одноразовые пакеты. Через полчаса уборщик отвозит их на тележке в контейнер. Насколько он был чист — не знаю, но ощущения грязи и мусора не возникло.

Основная категория людей в таких точках — бедные. Не бомжи и не алкоголики, просто живут в центре и не работают. Я познакомился с таким мужчиной, ему около 55 лет. Пока мы ждали, когда вывезут просрочку, он рассказал, что сейчас без работы и собирает марки. Ему удобно: он живет почти в соседнем дворе и делает так постоянно.

Я занимался этим примерно три-четыре месяца. Мне было странно и неловко от того, что люди выкидывают свежую еду. Это вызвало внутренний протест: какого хера, давайте я доем, если никому не нужно.

 Мой рацион составляли салаты, роллы, смузи, диетические блюда, позиции с имбирем и просто острые, экспериментальные или невкусные штуки. Мяса почти не попадалось, только разная рыба.

Мне кажется, эта еда изначально вряд ли хорошо продавалась.

Наловчившись, я набирал ужины примерно на полторы тысячи за раз — Prime все же достаточно дорогое место. А потом рассказал об этом знакомым. Это и стало ошибкой. Когда я потом пришел в точку на Солянке, во дворе кроме двух-трех фриганов стояла толпа молодых людей. Они громко смеялись, пили пиво. Крики нарушили налаженную инфраструктуру, и кто-то вызвал полицию. Началась заварушка.

Когда мы пришли в следующий раз к кафе, увидели вскрытые упаковки: работники перед тем, как выбросить еду, рвали ее. Смысла в этом не было. Видимо, просто не хотели кормить бомжей. Позже так стали делать в других точках: вскрывали, иногда протыкали ножом или ножницами упаковки и содержимое выкидывали.

Я понимаю, что фриганство никогда не перестанет быть чем-то маргинальным. Нельзя снимать квартиру, общаться с друзьями и каждый вечер идти не в магазин за продуктами, а копаться в мусорке рука об руку с бомжами.

И вроде ты их не касаешься, упаковки чистые и проблем нет. Но факт: ты роешься в контейнерах. Это взращивает комплексы.

Должен быть сильный внутренний стержень и характер, чтобы существовать в этом режиме и не чувствовать себя изгоем.

Обложка: buFka – stock.adobe.com

Источник: https://www.the-village.ru/village/people/people-about/330971-ya-em

Рынок просроченных продуктов

Москва рынок просроченных продуктов

В связи с кризисом в предприимчивой Европе стали пользоваться спросом продуктовые стоки — в них с уценкой продают товары, срок годности которых вот-вот закончится. В России умеют экономить не хуже — недавно в подмосковных Мытищах появился магазин с отделом овощей второй свежести.

А после публикации в редакцию позвонили читатели, сообщив о «чудо-рынке» недалеко от метро «Варшавская». За 5 рублей там можно купить бутылку молока, за 60 — палку колбасы, за 140 — кило свиной шейки. Правда, даже на продукты второй свежести ассортимент этого базара, мягко говоря, не тянет. Тем не менее, судя по наплыву посетителей, за товарами сюда едут со всех закоулков Москвы.

На автобусной остановке у метро «Варшавская» — очередь из пенсионерок с сумками-тележками.

— Я сюда аж из Отрадного раз в две недели езжу, — коротает время за беседой одна из бабушек. — Тяжело, конечно, но где еще в Москве можно купить колбасу за 100 рублей и молоко за 15?

— А не кислое оно? — живо интересуется другая.

— Один раз попалось скисшее. Но опять же на блинчики пошло. А я теперь опытная. Всегда, прежде чем в сумку положить, открываю пакет и пробую.

Возле железных ворот с надписью «ЗАО «Москворецкое» автобус тормозит — из набитого салона выходит почти половина пассажиров. Внешне рынок вполне приличный — в спальных районах таких много.

Под дугообразным железным навесом, «утепленным» пластиковыми листами, масса прилавков. Входящих встречает информационный стенд. В прозрачных файлах выложены брошюрки с «Законом о защите прав потребителя», «Правилами торговли».

Есть даже список телефонов контролирующих организаций и контрольные весы.

Внутри духота: в честь надвигающейся Пасхи рабочие красят ворота. Но едкий аромат покупателей не смущает. При виде ценников у покупателей загораются глаза: йогурты 3 штуки за десятку, три глазированных сырка — в ту же цену, сосиски — 50 рублей за кило, банка печени трески — 30 рублей, зеленый горошек — 10.

— Когда у этого сока срок годности прошел? — теребя в руках пачку мангового нектара за 20 рублей, допытывается женщина.

— До конца декабря годен был, — объясняет смуглый торговец. — Свежий еще совсем — сам вчера пробовал! Бери, в магазине такой 70 стоит.

В соседнем отделе под стеклянным колпаком — россыпь сыров. Цены весьма приятные: германский с плесенью — за 60, российский — 40. От жары на желтых сырных головках маслянистые слезы, почему-то почти у всех рыночных торговцев не работают холодильные камеры. Наверное, экономят электричество.

Тут же рядом в пластиковых чанах лежит растаявшая свиная печенка за 45 рублей. В другой посудине воняют окорочка за 30 рублей. Даже невооруженным глазом видно, что мясо уже почти разложилось. Есть курица чуть посвежее, хотя тоже с душком — но уже за 70. Зеленые котлеты, обваленные раскисшими хлебными крошками, отдают за 60.

Ошеломленная, склоняюсь над пакетом с явно протухшими кусками ветчины за 70 рублей.

— Берите, последний остался! — агитирует пузатый продавец.

— Это что — собак кормить?

— Почему только собак? — обижается дядечка. — И кошкам берут. И себе. Никто еще не отравился.

Рядом худенькая старушка покупает пачку масла «Домик в деревне» за 25 рублей. Рассматриваем с ней упаковку — срок годности вышел 27 февраля. Бабушка разворачивает бумагу, на масле видны черные точки.

— Горклое! — констатирует пенсионерка и требует замены.

— Да оно свежее практически! — коршуном бросается на покупательницу продавщица. Но все-таки швыряет другой кусок.

— Вы не боитесь отравиться? — интересуюсь у одной интеллигентной пожилой дамы, пытающейся застегнуть распухшую сетку.

— Надо знать, что брать, — подсказывает та. — На срок годности смотреть. Сок, например, можно и «трехмесячной» свежести брать — там химии много, он и не портится. Молоко в тетрапакетах за месяц тоже не киснет.

Мясо тут замороженное хорошее — свинина по 100-140 рублей. Всегда беру. Да вы не бойтесь — я сюда уже давно езжу, всю семью кормлю. Как видите — жива пока. Мы с соседкой, наоборот, трясемся, как бы не закрыли этот рынок.

Как тогда выживать станем, не знаю. Даже свечку ходили в церковь ставить…

В трехстах метрах от ЗАО «Москорецкое», прямо на автобусной остановке, — еще один стихийный рынок. Группа пенсионерок, устроив из хозяйственных сумок импровизированные столы, торгует все тем же «Снежком», «Вологодским» молоком и глазированными сырками. Но уже не за 5 рублей, а за десять. Такой вот бизнес.

Поверить, что об этом рынке не знают санитарные врачи и чиновники столичного департамента потребительского рынка, почему-то трудно — уж больно размашисто идет торговля. С трудом верится и в то, что многочисленные московские проверяющие закрывают глаза и нос, бывая на этом «тухлом» рынке, совершенно бескорыстно.

Вчера на традиционном еженедельном брифинге глава столичного департамента потребительского рынка и услуг Владимир Малышков заявил, что в Москве отмечается тенденция к снижению темпов роста цен на продовольственные товары. Если в начале года продукты дорожали на 1-1,5% в неделю, сейчас всего лишь на 0,2%. По прогнозам, к концу апреля цены и вовсе перестанут расти.

По словам чиновника, количество покупателей в магазинах не уменьшилось, а вот средний чек похудел на 10-20%. Основной упор в борьбе с ценами власти намерены сделать на популярные у москвичей ярмарки выходного дня. Также замораживаются планы по реконструкции и ликвидации продуктовых рынков.

В частности, в очередной раз отложены сроки по закрытию Черкизовского рынка — теперь на 2010 год. На его месте планируется построить крупный торговый центр, но перед началом строительства городом должны быть проведены работы по созданию дорожной инфраструктуры и инженерных коммуникаций.

«К этим работам еще не приступали — нет средств, а без этого инвестор не может начать строительство. Раз в этом году к работе не приступят, какой смысл закрывать рынок?» — заявил Малышков.

Напомним: ранее Госдума приняла законопроект о переносе на пять лет сроков перевода рынков в капитальные здания. Для розничных рынков дата, после которой они не смогут работать под открытым небом, переносится с 1 января 2010 года на 1 января 2015 года, для сельскохозяйственных — с 1 января 2012 года на 1 января 2017 года.

ПИЩЕБЛОГ.РУ

Источник: http://www.pischeblog.ru/2009/04/20/rynok-prosrochennyx-produktov/

Помощь права
Добавить комментарий