Камера контроля скорости как заработок

Бизнес не сможет заработать на дорожных штрафах

Камера контроля скорости как заработок

  • Весь раздел
  • ПДД и законы
  • Дороги и ДТП
  • Автосалон
  • Технологии
  • Автошколы

Региональные системы фиксации нарушений ПДД ждут серьезные перемены.

Объем вознаграждений для компаний, обслуживающих дорожные камеры, больше не будет привязан к числу вынесенных штрафов. С таким предложением выступил вице-премьер Максим Акимов. Нововведение будет включено в методические рекомендации Минтранса по установке и эксплуатации комплексов.

Документ направят в регионы в сентябре. Он коснется только новых концессий: действующие соглашения по обслуживанию камер не тронут.

Ситуация с камерами обсуждалась на заседании проектного комитета национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги» (возглавляет вице-премьер Максим Акимов).

Напомним, в ряде регионов комплексы устанавливаются и обслуживаются на деньги инвесторов, при этом компании получают плату из бюджета, которая зависит от числа штрафов. В Подмосковье «МВС Груп» получает за эту услугу 233 руб.

с каждого постановления, в Тамбовской области АО «Тамбовская сетевая компания» — 243 руб., в Курганской области «Ростелеком» — 149–345 руб. Подобная практика вызывает нарекания и критику со стороны водителей.

«По общему мнению участников проектного комитета, экономическая модель таких отношений между субъектами и бизнесом нуждается в доработке,— рассказал представитель вице-премьера.— Максим Акимов предложил регионам отказаться от увязки объема вознаграждения концессионера с объемом собираемых им штрафов».

Это должно быть закреплено в методических рекомендациях по определению мест размещения камер: документ сейчас разрабатывается Минтрансом вместе с ГИБДД, Росавтодором, госкомпанией «Автодор».

По поручению господина Акимова к 1 сентября рекомендации должны быть готовы и направлены в субъекты федерации. Действующие концессионные соглашения менять не будут, это можно сделать только по суду, уточнил “Ъ” неназванный федеральный чиновник правительства.

«Все это будет прописано в методических рекомендациях, то есть обязать регионы мы не можем»,— говорит он.

По данным ГИБДД, в России установлено более 12 тыс. стационарных камер (600 дополнительных появилось в 2019 году) и более 4 тыс. передвижных. За шесть месяцев нынешнего года с помощью комплексов вынесено 52 млн постановлений, наложено штрафов на 35 млрд руб., из них 41 млн постановлений на 16 млрд руб. уже исполнено.

В ходе работы проектного комитета Минэкономразвития обнародовало данные о заключаемых концессиях.

При установке камер аварийность снижается в среднем на 13%, но если это делает частная компания-концессионер, то на 19%.

Если компания выбрана по итогам конкурса, в котором участвовало больше одного претендента, то аварийность снижается на 11%, если один (или подрядчик был выбран без конкурса), то на 8%.

Глава ГИБДД Михаил Черников, в свою очередь, говорил о недостатках при установке камер, выявленных в ходе прокурорских проверок (они ведутся с начала года, “Ъ” рассказывал про это), и «обоснованных претензиях от участников движения».

«Это неправильное применение знаков и разметки, специальное занижение скоростного режима на участках дорог, позволяющих осуществлять движение с большей скоростью»,— рассказал господин Черников.

Какие конкретно меры будут приняты для решения этой проблемы, он не сообщил.

Эксперты поддержали инициативу правительства.

«Оплата должна быть не сдельной, по числу штрафов, а фиксированной, с учетом частоты, объема и стоимости работ по регламентному обслуживанию комплексов, каналов связи и их восстановлению при форс-мажорных обстоятельствах»,— считает эксперт по системам фотовидеофиксации Григорий Шухман.

Координатор движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов назвал заявление Белого дома «прекрасной и великолепной» новостью. «Если так будет сделано, то это решит все проблемы,— считает он.

— Ведь частная организация, которая ставит камеры, заинтересована в максимальной прибыли, а значит и в максимальном количестве штрафов.

Для этого они договариваются с местными властями, чтобы те ставили ограничения скорости в абсурдных местах, где водители этого не ожидают и гарантированно нарушат. Важно, чтобы эта цепочка была разорвана».

Представитель компании «Технологии распознавания» (производитель комплексов «Автоураган») Сергей Кусов назвал предложение господина Акимова «своевременной мерой». «По всем передвижным камерам нужны проверки,— считает он.

— Уполномоченные проверяющие должны целый день контролировать количество зарегистрированных нарушений. В будни и по выходным. Далее сравнивать с показателями, которые выдает “передвижка” в стандартном рабочем режиме, когда она работает без такой проверки.

Если данные расходятся значительно в сторону увеличения, то явно происходит “накрутка” количества нарушений. Если так, то нужно штрафовать владельца системы».

Региональные власти по-разному отреагировали на предложение Максима Акимова. «Говорить о том, чтобы убрать концессию я пока не готов,— заявил “Ъ” и.о. директора департамента транспорта и дорожного хозяйства Костромской области Сергей Буча.— Ничего подобного пока по крайней мере не слышал.

У нас концессией предусмотрены не только камеры, у нас и весовой контроль, а это уже речь идет о сохранности дорог. Сейчас мы рассматриваем различные варианты, чтобы поставить, например, дополнительные таблички, информирующие о камерах фиксации».

Вице-губернатор Тамбовской области Арсен Габуев пояснил “Ъ”, что предложение вице-премьера уже находится в стадии проработки: «Сейчас мы смотрим, как в рамках закона уместить все тезисы, которые были озвучены. Концессионер относится к этому абсолютно нормально”.

По словам чиновника, проблемы “погони за прибылью” в регионе нет, поскольку “работа всех камер видеофиксации направлена на обеспечение безопасности: они стоят в местах концентрации ДТП, частого превышения скорости и так далее”».

«Низкая грамотность чиновников поражает и удивляет,— заявил “Ъ” Олег Бадера, председатель правления ГК VessoLink (ее дочерние компании работают с камерами в Костромской, Рязанской областях Севастополе).

— То, что сейчас предлагается — это возврат к неэффективной схеме, когда системой фиксации будут снова управлять государственные структуры.

Я понимаю, что чиновнику такого ранга всегда проще сказать “уберите частный бизнес”.

Но концессии в системах фотовидеофиксации появились в связи с тем, что у государства не было денег на выполнение обязательств по обеспечению безопасности движения.

Мы были одни из первых, кто участвовал в подобных соглашениях. Количество нарушений и погибших тогда было зашкаливающее. Регионы и правительство буквально уговаривали бизнес поучаствовать в соглашениях, при условии, что плата будет привязана к сумме, которую система обеспечивает за счет штрафов.

Инвесторы и банки тогда много времени потратили на расчеты эффективных бизнес моделей. И сейчас в некоторых регионах системы фиксации не всегда дают достаточно средств, что покрыть расходы инвестора, но компании все равно идут на риск. Но это, по крайне мере, обеспечивает снижение аварийности».

«Очень правильная и своевременная мера,— прокомментировал инициативу помощник министра транспорта и дорожного хозяйства Дагестана Казиахмед Гамзатов.

— Камеры ставят для обеспечения безопасности дорожного движения и мониторинга транспортных потоков.

С учетом последних изменений в федеральном законодательстве регионы вполне могут выполнять эти функции своими силами и за счет бюджетных средств».

В минтрансе Московской области заявили “Ъ”, что ведомство принимало «активное участие в разработке проекта методики и подготовило целый пакет предложений».

Заявления о том, что концессионеры сами ставят знаки и скрытые камеры, чтобы обманом заработать денег, Олег Бадера назвал «полной глупостью».

«Выбор точек дислокации комплексов, ввод их в эксплуатацию — всегда за ГИБДД и местными властями, концессионер лишь исполняет решение,— пояснил он.

— Да, бывают случаи, когда власти сговариваются с компанией, чтобы заработать побольше, но это проявление общей проблемы коррупции, которая, к сожалению, есть во всех сферах и в системы фиксации нарушений проникла тоже».

Заинтересованность бизнеса в максимальной прибыли не противоречит задачам системы фиксации, заметил господин Бадера.

«ГИБДД выбирает точку концентрации нарушений, туда ставится камера, в течение полугода-года там выносится большое количество штрафов, концессионер получает прибыль, а потом число нарушений снижается,— говорит он.—Когда цель достигнута, комплекс переставляется в другое место и снова все повторяется. На основе такой ротации все и работает».

«Поддерживаем подход, чтобы размер платежей эксплуатантам систем фотовидеофиксации не зависел от суммы собранных штрафов,— заявили “Ъ” в пресс-службе «Ростелекома» (концессии в Астраханской, Курганской, Тюменской областях).

— Такая схема может в отдельных случаях провоцировать злоупотребления или приводить к убыткам эксплуатирующих компаний.

Компания выступает за применение рыночных цен, обеспечивающих возврат инвестиций, а также своевременную эксплуатацию и техническое обслуживание комплексов ФВФ, необходимых каналов связи, мощностей дата-центров, специализированного ПО».

«Мы считаем разумной идею вознаграждения операторов непосредственно за технологическую услугу фиксации правонарушений,— заявили “Ъ” в пресс-службе “МВС Груп”.

— По нашему мнению, основным KPI технологического партнера может быть количество выявленных нарушений, качество фиксации вне зависимости от внешних условий, а также процент брака. Открытым остается вопрос, будет ли это вознаграждение фиксированным или будет иметь постоянную и переменную часть.

При этом, скорее всего, такая модель взаимодействия с операторами ФВФ будет исключительно затратной для регионов и потребует отдельных источников финансирования».

Иван Буранов; Александр Тихонов, Ярославль; Юлия Рыбина, Махачкала; Андрей Прах, Воронеж

Кто и как зарабатывает на дорожных камерах

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4048424

Камера контроля скорости как заработок

Камера контроля скорости как заработок

При этом изначально штраф уплачивается в государственную казну, откуда уже определённая сумма, являющаяся его частью (точные цифры прописываются в соглашении сторон, прибыль может достигать 233руб за каждый штраф) поступает на счёт владельца оборудования.

Плюсы и минусы ведения бизнеса

На данном этапе количество нарушений правил дорожного движения не снижается, а значит бизнес, завязанный на ловле автомобилистов, пренебрегающих законом, более чем рентабелен.

Зарабатывают на камерах фиксации немало и доход достаточно стабилен на сегодняшний день, при этом для установки оборудования важно правильно выбрать участок дороги.

Лучше организовать процесс видеосъёмки в местах большого количества нарушений, то есть на трассах с активным движением, поскольку затрачиваться на дорогостоящую технику для её использования на дорогах, где и без того спокойно, просто невыгодно.

Преимущества бизнеса

Идею заработка за счёт фиксации нарушений ПДД и её реализацию делают привлекательной для предпринимателя несколько благоприятных факторов:

  • Стабильный доход, не требующий больших усилий.

На дорогах становится всё больше камер автоматической фиксации, призванных повысить безопасность. Они снимают и записывают правонарушения, за которые водители впоследствии вынуждены выплачивать штрафы, что в свою очередь заставляет штрафников внимательнее относиться к собственному поведению на дороге и не пренебрегать соблюдением ПДД.

Сегодня прослеживается заметная тенденция к увеличению числа выявленных нарушений именно благодаря умной технике, установленной силами и средствами граждан. При этом за счёт уплаченных штрафов пополняется бюджет государства, а также казна предпринимателей, являющихся владельцами мобильных и стационарных камер.
Бизнес в данном направлении будет достаточно рентабельным, и в то время как камеры на дорогах снискали большую неприязнь автомобилистов, многие предприимчивые граждане всё чаще задумываются над тем, как поставить камеру для штрафов ГИБДД.

Камеры на дорогах — это просто бизнес. Расследование ЗР

Водители — провокаторы

Если верить отчетам Госавтоинспекции, число оштрафованных за нарушения ПДД из года в год почти не меняется. То есть водители нарушают правила регулярно.

Взять, к примеру, Московскую область.
Важно Имеющиеся камеры фиксации исправно пополняют местный бюджет. За сутки каждый такой комплекс ловит около 100 нарушителей скоростного режима.

Внимание Даже если взять минимальный штраф 500 рублей и предположить, что все штрафники уложатся в льготный период, оплатив квитанцию с 50‑процентной скидкой, получится 750 тысяч рублей в месяц.

Это самый скромный доход только с одной камеры.

Таковы предположения, в реальности же объемы поступлений намного больше.

По данным Министерства транспорта Московской области, за восемь месяцев этого года камеры автоматической фиксации зафиксировали 4,5 млн нарушений на сумму свыше 1,6 млрд рублей.

Подмосковные власти решили увеличить число камер — и не прогадали. Если в начале года ежемесячные поступления от штрафников составляли 180 млн рублей, то после установки дополнительных комплексов сумма превысила 200 милли­онов.

Нарушают многие, что становится для отечественной автомобильной практики, аксиомой.

Следует отметить, государство не в полном размере возвращает коммерсанту деньги. Часть оставляет себе. Один штраф равняется 233 рублям.

Раньше предприниматели продуктивно работали на платных автотрассах. Внесенные поправки в ФЗ «О концессионных соглашениях», позволили использовать средства видеофиксации на обычных автомобильных дорогах.

Можно ли на камерах фиксаций стать олигархом?

Как показывает практика, много заработать денег можно, если предприниматель видеофиксатор установил на доходном месте.

Но со временем приходится менять локацию, поскольку автомобили перед прежним местом сознательно снижают скорость. Они узнают по моргающим световым сигналам встречных автомобилей, чьи водители заплатили штраф за превышение скоростного режима, что впереди видеокамера.

Такая практика предупреждения родилась на российских автострадах.

В Европе никто бы не догадался таким способом передавать информацию, что за бугром притаился с камерой бизнесмен.

Не так давно мне удалось пообщаться с одним человечком, который является владельцем «частной» камеры видеофиксации нарушения. Некоторыми деталями из беседы хочу поделиться с вами.

Вот выдержки его фраз.

  • «Данным бизнесом я начал заниматься 3 года назад. К тому моменту у меня уже была своя автомойка, которая приносила более менее стабильный доход. Но мне хотелось расширения бизнеса и мой взгляд пал на видеокамеры. Пришлось брать кредит, так как камера с полным комплектом обошлась в полтора миллиона рублей.»
  • «Для того, чтобы следить за камерой я нанял человека — парень, 20 лет. Плачу ему фиксированную плату — т.е. независимо от того, сколько штрафов поймаем. Работает он 4 дня в неделю. В другие дни за камерой слежу самостоятельно.»
  • «Работаем, в основном, по стандартному графику с 8:00 до 17:00, так как моя камера предназначена для работы в светлое время суток. И у многих «частников» также. Летом могу и дольше постоять — часов до 8-9 вечера.»
  • «Несколько раз за день мы перемещаем камеру. Грамотное размещение камеры на 90% влияет на прибыль.

И здесь не помощник лень, степенная жизненная позиция, заниженное желание не надрываться на работе. Коммерсант сам себе начальник. При хорошем выборе места, штрафы посыплются, как из рога изобилия.

Словом, подставляй кошель.

Если вести пассивный сбор штрафов, то доход получиться минимальный. Многие активные предприниматели разработали алгоритм получения максимальной прибыли.

Для это необходимо:

  1. Самому не выполнять весь объем работы, а нанять человека, способного настраивать приборы видеофиксации.
  2. Поручить ему выбор места для установки фиксирующей видеоаппаратуры.
  3. Покупать оборудованное, имеющее сертификаты, что обеспечит длительное ее использование без ремонтов.
  4. Отпадает обязанность лично заниматься сбором штрафных денег.

Таким образом, для фиксации правонарушения необязательно ставить на каждую дорогу сотрудника, да это и невозможно. Достаточно установить камеру видеофиксации, настроить ее и получать штрафы за правонарушения.

Правда, одновременно с этим появилась другая трудность – денег в федеральном и местных бюджетах и так недостаточно, а если еще и ввести новую статью затрат, то дефицит может еще больше увеличиться.

Именно поэтому еще в 2014 году Совет Федерации и Государственная Дума совместно разработали проект, позволяющий заниматься установкой камер видеофиксации частным инвесторам.

Как это работает?

После принятия законопроекта частная видеофиксация нарушений ПДД стала возможной и законной. При этом обе стороны остаются в плюсе: бюджетные средства не расходуются, что позволяет найти иные варианты для финансорования, а предприниматели получают возможность зарабатывать.

Ранее по такому же плану частные инвесторы работали с камерами видеофиксации на платных дорогах.

Теперь же это возникло и на общедоступных трассах.

Уникальный доход получают предприимчивые люди и зарабатывают деньги, используя специальные электронные ловушки — камеры фиксации скорости — для нарушителей ПДД на дорогах Российской Федерации в 2019 году.

Конкретнее, на автострадах ставят частные камеры видеофиксации. Это разрешено соответствующим законодательством России. Подробнее, как зарабатывать на таких камерах фиксации скорости, рассмотрим более подробно.

Как появилась такая возможность?

В разгар перестройки минувшего столетия дело только-только зарождалось. Созданная компания «Вокорд», стимулировала инициативу людей заработать на фиксации нарушении правил дорожного движения. Медленно, но уверенно инициатива набирала силу, становилась серьезной преградой на пути нарушений ПДД. Впервые юридическое лицо «Вокорд» использовало камерную видеосъемку нарушителей в Туркмении.

Спустя 12 месяцев полезную практику стали применять на автодорогах в Российской Федерации.

Недаром на текущий момент заключено порядка 50 госконтрактов на установку и обслуживание камер видеонаблюдения на общую сумму в 1,5 миллиарда рублей по всей стране.

Сколько придется вложить?

Стоимость камеры видеофиксации зависит от количества ее опций. Технологии развиваются в этом направлении очень стремительно.

С каждым годом оборудование может зафиксировать и отобразить все большее количество нарушений. Для работы требуется не только камера, но и рубежи контроля, модули передачи данных, блок приема и конвертации данных и многое другое. Полный комплект оборудования может обойтись в 2 000 000 – 3 000 000 рублей.

Если учесть, что средний размер вознаграждения составляет 200 рублей, то значит, что приборы окупятся только после получения комиссионных за 10 000 штрафов. Так как срок получения дохода равен 12 годам, за год нужно фиксировать не меньше 835 нарушений или не меньше 3 нарушений в день. Для российских дорог это небольшая цифра.

Для его обеспечения нужно лишь запустить процесс, на плечах предпринимателя лежит также поиск специалиста, который в дальнейшем будет заниматься обслуживанием камер;

  • Постоянных затрат в данном бизнесе не предвидится ввиду долгого срока службы оборудования;
  • Денежные средства будут поступать из госбюджета по мере выплат нарушителями, так что самостоятельно заниматься сбором штрафов не придётся;
  • Для получения выплат устанавливаются определённые сроки, указанные в контракте;
  • Бизнес социально ориентирован и, несмотря на недовольства многих водителей всё же приносит обществу пользу.

Отрицательные стороны

У всего есть и обратная сторона медали. В данном случае минусами являются следующие моменты:

  • Получать большую прибыль возможно лишь на первых порах после установки комплекса, поскольку чаще всего народ запоминает, в каких местах камеры фиксируют превышение скорости или другие нарушения, и, конечно же, будет законопослушен в радиусе обзора системы видеонаблюдения.

Частные камеры видеофиксации нарушений ПДД в настоящее время являются законным вариантом для привлечения автовладельцев к ответственности по нормам КоАП РФ. При соблюдении правил установки указанных средств контроля выписанное постановление будет являться обязательным для уплаты штрафа, а в ряде случаев и для наложения санкции в виде лишения прав.

Средства видеофиксации нарушений на дороге могут передаваться в частные руки на основании государственных контрактов, заключаемых между службой ГИБДД, региональными управлениями дорожного хозяйства и юридическими лицами или частными предпринимателями.

В нём прописаны основные положения, гарантии прав участвующих сторон, порядок проведения конкурса среди претендентов и подписания документа о сотрудничестве.

Концессионное соглашение заключают по итогам тендера, условия предварительно оговариваются и обязательно фиксируются в тексте договора.

Таким образом, чтобы реализовать бизнес на камерах видеофиксации нарушений, нужно предложить максимально выгодные условия для Госавтоинспекции, при этом важно также не обидеть и себя, зафиксировав в договоре нужный вам доход от выплат, полученных в результате работы системы наблюдения.

В контракте прописываются все детали сотрудничества, так, частные организациями выполняется установка и настройка систем видеонаблюдения, а также дальнейшее обслуживание.

В свою очередь в обязанности государственных органов входят отчисления части выплаченных штрафов. Соглашение содержит суммы, сроки выплат, в нём также указан период действия договорённости.

Благодаря составлению соглашения сторон достигается взаимовыгодная реализация фиксирования правонарушений камерами на трассе.

Источник: http://helper-staff.ru/kamera-kontrolya-skorosti-kak-zarabotok

Камеры на дорогах – это просто бизнес. Расследование ЗР

Камера контроля скорости как заработок

Если верить отчетам Госавтоинспекции, число оштрафованных за нарушения ПДД из года в год почти не меняется. То есть водители нарушают правила регулярно.

Взять, к примеру, Московскую область. Имеющиеся камеры фиксации исправно пополняют местный бюджет. За сутки каждый такой комплекс ловит около 100 нарушителей скоростного режима.

Даже если взять минимальный штраф 500 рублей и предположить, что все штрафники уложатся в льготный период, оплатив квитанцию с 50‑процентной скидкой, получится 750 тысяч рублей в месяц.

Это самый скромный доход только с одной камеры.

Таковы предположения, в реальности же объемы поступлений намного больше. По данным Министерства транспорта Московской области, за восемь месяцев этого года камеры автоматической фиксации зафиксировали 4,5 млн нарушений на сумму свыше 1,6 млрд рублей.

Подмосковные власти решили увеличить число камер — и не прогадали. Если в начале года ежемесячные поступления от штрафников составляли 180 млн рублей, то после установки дополнительных комплексов сумма превысила 200 милли­онов. Так почему не пойти дальше?

Обилие камер заставило многих водителей кардинально пересмотреть свое поведение на дороге. Фотовидеофиксация повышает безопасность, но одновременно набивает карманы «коммерсантов» и чиновников.Обилие камер заставило многих водителей кардинально пересмотреть свое поведение на дороге. Фотовидеофиксация повышает безопасность, но одновременно набивает карманы «коммерсантов» и чиновников.

Официальный заработок

Чтобы устанавливать новые камеры, нужны деньги. Ведь все полученные от штрафов средства идут, прежде всего, или на неотложные нужды по другим статьям расходов региона, или на покрытие затрат, связанных с ранее установленными камерами (стоимость каждого комплекса достигает мил­лиона рублей, а еще нужно отладить програм­мное обеспечение и регулярно обслуживать систему).

И чиновники нашли выход. Зачем тратить бюджетные деньги, которых постоянно не хватает, если можно привлечь к работе «коммерсантов»? Так и бюджет будет пополняться, и коммерческие структуры (в том числе прикормленные местными властями) заработать смогут.

По этой схеме сейчас начинает работать большинство регионов. Бизнесмены заключают с властями контракты на оборудование дорог комплексами фиксации нарушений — как стационарными, так и мобильными, а также на их обслуживание. И с каждого выписанного штрафа получают определенную сумму.

В той же Московской области компания «МВС Групп», заключившая госконтракт, положит себе в карман с каждой штрафной квитанции 233 рубля. Причем независимо от того, на какую сумму оформлен штраф.

Если учесть, что эта компания по условиям договора планирует установить тысячу комплексов, каждый из которых ежедневно «принимает» по сотне нарушителей, то получаемые «коммерсантами» гонорары впечатляют — около 23 млн рублей в сутки. Даже если половина этих средств будет идти на операционные расходы и погашение кредитов, вполне хватит на безбедное существование.

Наиболее часто встречающиеся на наших дорогах стационарные комплексы фотовиде­офиксации нарушений
Автоураган-ВСМ Кордон Крис-С Стрелка-СТ

Безопасность или бизнес?

По условиям договора «коммерсанты» не имеют права устанавливать камеры по своему разумению. Местá установки определяют власти исходя из рекомендаций Госавтоинспекции. В первую очередь это аварийные участки дорог. Но камеры появляются везде — и в населенных пунктах, и вне.

Когда число камер растет в геометрической прогрессии, а получаемые штрафные деньги тратят на всё что угодно, но только не на реконструкцию и ремонт дорог, встает вопрос: действительно ли власть интересует дорожная безопасность? Дело дошло до того, что при планировании региональных бюджетов в доходную часть заранее вписывают серьезные поступления от штрафов. Заранее! Будущий год еще не наступил, а штрафные деньги уже вписаны в бюджет и, считай, потрачены. Это значит, что будет сделано всё для того, чтобы эти деньги из наших карманов вытащить — в том числе неадекватной организацией дорожного движения, которая вынуждает водителей становиться нарушителями.

А если все водители начнут ездить строго по правилам? Нет штрафов — нет доходов, не на что будет устанавливать новые камеры. И чиновники наконец-то начнут заниматься реальной экономикой.

Ну что, водители, поможем им в этом непростом начинании?

Камеры на дорогах — это просто бизнес. Расследование ЗР

Источник: https://www.zr.ru/content/articles/909390-dokhodnoe-mesto/

Как заработать на камерах видеонаблюдения

Камера контроля скорости как заработок

Компании, специализирующиеся на видеонаблюдении, не жалуются на недостаток работы

Д. Абрамов / Ведомости

Рынок на вырост. $300

миллионов – так оценил российский рынок систем «охранного телевидения» за 2012 г. крупный российский дистрибутор электроники Merlion. Ежегодные темпы роста продаж таких систем в России составляют, по его мнению, 30-35%

В середине 1990-х гг., когда технологии поиска и распознавания цифрового контента в России только внедрялись, а такие участники этого рынка, как ABBYY и «Яндекс», делали первые шаги в бизнесе, заняться этими технологиями решила и группа выпускников МФТИ.

Их привлекла ниша не столь массовая и развитая, как распознавание текстов и поиск сайтов в интернете, – а именно сохранение и поиск данных в аудиоархивах. В России в ту пору ориентироваться было не на кого – идею бизнеса подсказали западные разработки, с которыми приходилось знакомиться по долгу научной работы, говорит гендиректор разработчика умных видеокамер «Вокорд» Тимур Векилов.

А еще – понимание того, что IT-системы, не востребованные в России в кризис 1998 г., могут оказаться нужными через год или три.

Так и получилось. В конце 1990-х гг. в России начала складываться система розничных банков в ее нынешнем виде, начался бум сотовой связи, одна за другой возникали розничные сети. Банки, операторы и ритейлеры не могли существовать без колл-центров, а их маркетологи, службы безопасности и т. п. – без анализа записей разговоров с клиентами. Тут-то и пригодилось решение «Вокорд».

Разработки на глазок

За 15 лет одно бизнес-направление «Вокорд» превратилось в четыре: помимо систем записи и управления аудиоархивами в его портфеле появились видеоаналитика, системы контроля трафика и распознавания лиц (Face Control).

И останавливаться на этом «Вокорд» не намерен – он уже готовит к выводу на рынок ПО, позволяющее распознавать эмоции по мимике человека, рассказывает Векилов.

Одновременно «Вокорд» обсуждает с операторами связи и дата-центрами перспективы внедрения в системы облачного видеонаблюдения интеллектуальных функций, ранее доступных только в специализированных системах.

С помощью облачного ПО пользователь сможет не только видеть, что происходит в квартире, – система будет еще и оповещать ее владельца о том, что кто-то вошел в квартиру, распознавать своих и чужих, автоматически запускать видеозапись.

На рынок видеонаблюдения «Вокорд» вышел в начале 2000-х гг. Тогда в России, как и во всем мире, появилась мода на цифровизацию «охранного телевидения», вспоминает Векилов.

Изобретенные несколько десятков лет назад аналоговые системы видеонаблюдения исправно работали, но были «государством в государстве» – требовали строительства отдельных кабельных сетей, эксплуатации отдельных видеомагнитофонов и т. п.

Естественным путем развития этих систем казалось использовать для видеонаблюдения многочисленные сетевые кабели, проложенные в офисах: это удешевило бы строительство корпоративных сетей, позволило бы хранить видео на тех же серверах, где хранится другая корпоративная информация, а главное – анализировать изображение на компьютерах. Теоретически ничто не мешало подключать к IP-сетям и веб-камеры – только стоили они в разы дороже аналоговых, а качество картинки у них было значительно ниже.

Поэтому «Вокорд» начал выпускать специальные конвертеры, позволяющие перекодировать аналоговый сигнал в цифровой, а затем анализировать его. Сначала появились детекторы движения в кадре, потом – детекторы забытых предметов и запретных зон, рассказывает Векилов.

А современные системы видеонаблюдения от «Вокорда» позволяют моментально распознавать лица идущих в потоке людей, причем не в самых лучших условиях: при плохом освещении, в неудобном ракурсе и т. п.

Система «понимает» даже, пытается человек укрыться от камеры или нет, утверждает Векилов.

На интеллектуальных системах видеонаблюдения в России специализируется не только «Вокорд». Например, пермская Macroscop предлагает ПО для систем видеонаблюдения и сетевые видеорегистраторы с интеллектуальными функциями, рассказывает ее гендиректор Артем Разумков.

Среди этих функций – распознавание лиц, номерных знаков автомобилей, оценка количества людей в скоплении, подсчет посетителей по видеоизображению и т. п. Уникальными функциями Macroscop Разумков называет поиск людей по приметам одежды (например, всех, кто был одет в красные куртки и синие джинсы), а также межкамерный трекинг, т. е.

отслеживание перемещения объектов между непересекающимися зонами, контролируемыми разными видеокамерами.

Рост на десятки процентов в год

Адекватных оценок российского рынка видеонаблюдения, а тем более интеллектуального, не существует, уверен Векилов. Сам он от оценок тоже воздерживается.

А Разумков оценивает рынок интеллектуального видеонаблюдения в России в несколько десятков миллионов долларов, включая продажи оборудования, ПО и услуг по внедрению систем.

Но это только системы, реализующие сложные интеллектуальные функции, такие как распознавание лиц, номерных знаков автомобилей, автоматическая фиксация нарушений правил дорожного движения, подсчет людей в очередях и т. п., уточняет Разумков. Темпы роста этого рынка в России составляют «десятки процентов» в год, считает он.

Основные заказчики таких систем – госструктуры, отвечающие за безопасность и мониторинг транспортных объектов и других элементов городской инфраструктуры, но растет и доля корпоративных заказчиков – например, интеллектуальными системами все больше интересуются розничные сети, добавляет Разумков. У «Вокорда» на госзаказы сейчас приходится около 50% доходов. Но среди клиентов компании много и частных структур, и не только российских, уточняет Векилов: спрос на ее разработки есть в арабских странах, Индии, Казахстане, Туркмении.

Проверка на дорогах

Именно в Туркмении «Вокорд» впервые внедрил свой самый заметный (в прямом смысле слова) продукт – систему видеонаблюдения за дорожным движением, призванную следить за нарушителями правил дорожного движения (ПДД).

Местная власть хотела превратить Ашхабад из постсоветского республиканского центра в умный город будущего и проект внедрения интеллектуального контроля за дорожным движением вполне соответствовал этим амбициям, вспоминает Векилов.

Через год с небольшим камеры «Вокорда» появились и на российских дорогах. Сейчас они следят за соблюдением ПДД в Подмосковье и других регионах Центрального, Южного, Уральского и Сибирского федеральных округов.

Сколько стоят камеры, «закрывающие» один перекресток, и их установка, Векилов не говорит, добавляя, что это зависит от типа перекрестка и набора нарушений, на фиксацию которых настроена камера.

Многие камеры регистрируют только проезд на красный свет и пересечение стоп-линии, а камеры «Вокорд» – до семи типов нарушений, среди которых превышение скорости, неправильная парковка, случаи, когда водитель не пропускает пешехода, поворот через несколько рядов, перечисляет Векилов.

С учетом того, какого стиля вождения придерживается большинство россиян, затраты бюджета на установку этих камер окупаются за один-два месяца, утверждает он.

Впрочем, сам факт наличия камер на дорогах позитивно действует на водителей, добавляет Векилов: опыт эксплуатации камер показывает, что всего за два месяца случаев проезда на красный свет и пересечения стоп-линий становится в среднем на 70-75% меньше. Таким образом достигается основная задача систем автоматического контроля за соблюдением ПДД – снижение аварийности на дорогах и уменьшение количества жертв.

Бизнес из-под колес

Макроэкономическая нестабильность в России может негативно повлиять на рынок систем безопасности, предупреждает Разумков.

Некоторые инвестиционные программы могут быть отложены, что чревато снижением темпов роста или даже снижением спроса на интеллектуальное видеонаблюдение.

Векилов более оптимистичен и возлагает надежды на новые ниши рынка и новых клиентов – например, к системам видеонаблюдения и видеоаналитики сейчас пристально присматриваются девелоперы.

Еще одним драйвером роста рынка, по мнению Векилова, могут стать госпрограммы строительства автодорог. Другой масштабный госпроект – создание системы оплаты за проезд по федеральным трассам грузовиков с массой 12 т и более.

12-тонники могут дать импульс развитию самых разных направлений IT-бизнеса, напрямую даже не связанных с навигацией, убежден Векилов.

Ведь по замыслу разработчиков техзадания проекта взимания платы с 12-тонников выявлять их на дорогах и считывать номерные знаки должна видеотехника в автоматическом режиме.

Система мониторинга передвижения большегрузного транспорта задумывалась как государственный инструмент пополнения бюджета, но составляющие этой системы, в частности видеокамеры на постах контроля за грузовиками, могут быть востребованы и бизнесом, считает Векилов.

Сигнал навигационных систем «Глонасс» и GPS, используемых для мониторинга передвижения грузовых автомобилей, легко заглушить или исказить, объясняет он, и в этом случае отследить местоположение транспорта могут дорожные камеры.

В конце концов, если проезд 12-тонников по России становится платным, то владельцы транспорта, которым предстоит оплачивать счета, должны быть заинтересованы в том, чтобы увидеть, когда их фура проезжала в той или иной точке и проезжала ли вообще, рассуждает Векилов.

Заодно камеры будут фиксировать и весь остальной проезжающий транспорт – эту информацию можно использовать для мониторинга транспортных потоков и розыска транспортных средств, говорит он.

Источник: https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2014/09/09/kamernoe-predprinimatelstvo

Бизнес на камерах видеофиксации 2019

Камера контроля скорости как заработок

Бизнес на камерах видеофиксации нарушений ПДД появился сравнительно недавно. Заключается он не просто в установке необходимого оборудования, а в его непосредственном использовании для выписки штрафов и получении за это определенного вознаграждения. О предпосылках, законодательных особенностях и других важных моментах этого формата заработка мы и поговорим в статье.

Предпосылки появления частных камер видеофиксации

Еще в начале 90-х годов прошлого века рынка видео- и даже аудиофиксации не существовало. Однако само направление вызвало интерес у людей, создавших впоследствии компанию «Вокорд». Постепенно они расширили спектр своей работы до следующих составляющих, способных зафиксировать нарушения ПДД участниками дорожного движения:

  • видеоаналитика;
  • система контроля трафика;
  • система распознавания лиц Face Control.

Кстати, компания «Вокорд» впервые внедрила камеру для фиксации нарушения ПДД в Туркмении. И только спустя год эту практику переняли в России.

После этого ДПС стала внедрять достижения компании в свою работу. Таким образом, для фиксации правонарушения необязательно ставить на каждую дорогу сотрудника, да это и невозможно. Достаточно установить камеру видеофиксации, настроить ее и получать штрафы за правонарушения.

Правда, одновременно с этим появилась другая трудность – денег в федеральном и местных бюджетах и так недостаточно, а если еще и ввести новую статью затрат, то дефицит может еще больше увеличиться. Именно поэтому еще в 2014 году Совет Федерации и Государственная Дума совместно разработали проект, позволяющий заниматься установкой камер видеофиксации частным инвесторам.

Помощь права
Добавить комментарий