Какая партия у власти в англии сейчас

Юри Вендик Би-би-си

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Судя по опросам, на евровыборах партии Джереми Корбина и Терезы Мэй будут просто разгромлены силами, занимающими четкие позиции в отношении “брексита”

Вопреки воле большинства своих граждан Великобритания 23 мая вновь проводит выборы в Европейский парламент. Парадоксальным образом они лучше отражают настроения британцев, чем выборы в Палату общин – и в этот раз они могут нанести тяжелый удар старейшей британской партии и всей политической системе страны.

“Система прогнила, политики прогнили. Я им больше не верю”, – говорит 37-летний Джеймс, торгующий с лотка на улице английского города Эксетера. Так он объясняет свое решение больше не ать на выборах – ни в Европарламент, ни на всеобщих британских, когда они будут назначены.

Три года назад Джеймс ал за “брексит” и теперь – когда разлад среди правящей элиты, по мнению наблюдателей, двигает страну к очередным выборам в Палату общин (потенциально третьим за четыре года) – считает, что обе главные партии, поочередно правящие страной последние 100 лет, его обманули.

Так думает не он один: по данным последних опросов, за лейбористов на европейских выборах готовы проать всего 15% избирателей, а за правящих консерваторов – около 10%. При этом в Палате общин британского парламента первым принадлежит 38% мест, а вторым – 48%.

Выборы в Европарламент 23 мая Великобритания вынуждена проводить из-за того, что застряла в “брексите”: так и не договорившись между собой об условиях выхода из ЕС, британцы попросили Брюссель об отсрочке с условием проведения евровыборов у себя в стране.

Теперь итоги этого ания вкупе с печальными для правящей партии результатами недавних местных выборов и продолжающейся неопределенностью вокруг “брексита” могут не только добить карьеру премьер-министра Терезы Мэй (с ней и так уже все достаточно ясно), но и стать началом кардинальных перемен в британской политике.

Проблемы, главным образом, в несоответствии настроений избирателей и распределении мест во власти.

На недавних местных выборах консерваторы потеряли 1300 из 8000 кресел в муниципалитетах; лейбористы потеряли сильно меньше – 82 – но по всем прогнозам должны были остаться в плюсе.

По подсчетам социологов, если бы выборы в Палату общин прошли завтра, обе партии вместе собрали бы меньше половины – такого не было за все время, что в Британии существует всеобщее избирательное право.

И тем не менее, если в ближайшее время и правда пройдут парламентские выборы, скорее всего, именно эти партии соберут подавляющее большинство мандатов.

Непрошибаемая “Вестминстерская система”

В подавляющем большинстве европейских стран парламенты избирают либо по смешанной мажоритарно-пропорциональной системе, либо по чисто пропорциональной. Во всех многочисленных вариациях этой системы выборов партии получают число мандатов, более или менее соответствующее доле полученных .

В Британии же Палату общин избирают по так называемой “Вестминстерской” системе, которую еще называют “first past the post”, или “первый на финише”: все депутаты избираются в одномандатных округах в один тур.

Благодаря сильным партийным активам на местах, теоретически партия, пользующаяся поддержкой явного меньшинства, может получить хоть все 650 мест в Палате общин. Надо только, чтобы в каждом округе у кандидата от этой партии было много соперников, и они равномерно растащили голоса между собой.

Правообладатель иллюстрации PA Image caption Борец с Евросоюзом Найджел Фарадж рассчитывает не только переизбраться в парламент Евросоюза, но и “уничтожить двухпартийную систему” Британии

На практике такого, конечно, не бывает, но сильнейшая диспропорция все же воспроизводится от выборов к выборам: либо тори, либо лейбористы не раз и не два собирали где-нибудь в районе 40% , но получали около 60% парламентских кресел.

И наоборот – партии-новички почти не имеют шансов пробиться.

Ставший уже хрестоматийным пример, о котором сейчас в Британии вспоминают каждый день: популистская антиевропейская партия UKIP в 2015 году собрала почти 4 миллиона (больше было только у консерваторов и лейбористов), но получила всего один мандат. И тот завоевал перебежчик из тори, Дуглас Карсвелл, который просто переизбрался в своем округе. Лидер партии Найджел Фарадж избраться не смог.

Теперь Фарадж ведет на выборы Европарламента свою новую Партию “брексита”. Она популярнее всех на выборах в Европарламент, и социологи сейчас отдают ей 20%.

Таким образом, на выборах Европарламента она может получить 26 мандатов (из 73 британских), а на выборах Палаты общин – хорошо если один или два, объясняет Уильям Кеджани, аналитик одной из британских букмекерских контор (британские букмекеры принимают ставки “на политику”).

Image caption Политический аналитик Уильям Кеджани полагает, что сейчас у сторонников избирательной реформы может быть больше шансов, чем на провальном референдуме 2011 года

“Брексит довел ситуацию до кризиса, обнажил невозможность дальше мириться с этой ситуацией. Мы имеем два огромных лагеря, которые пытаются представлять всех, но не могут. Партийная система меняется, но ее фундамент застрял в прошлом. По всей стране избиратели обозлены тем, что их не слышат”, – говорит один из руководителей британского Общества электоральной реформы Даррен Хьюз.

О том, что ситуация, в которой миллионы избирателей фактически лишены возможности избрать в парламент того, кого они хотят, ведет к протестному анию и стала одной из причин победы брекситеров на референдуме 2016 года, говорят все, от политиков и экспертов до популярного стендап-сатирика Джонатана Пая, чей видеоскетч на тему “брексита” и разочарования в политической системе набрал в “Фейсбуке” почти 6 млн просмотров.

“Нам нужна бы система, которая более адекватно отражает пропорцию поданных . Потому что эта система разжигала эту озлобленность, которая привела к созданию UKIP и затем “брекситу”, – рассуждает Рэйчел Джонсон, родная сестра и политический противник одного из лидеров британских евроскептиков Бориса Джонсона.

Кто за реформу и почему

За избирательную реформу прежде всего выступают, естественно, малые партии, пытающиеся пробиться в парламент сквозь железобетон “Вестминстерской системы”.

“Наша система, по сути, искажает итоги выборов в пользу двух партий. Может быть, она была пригодна для Британии другой эпохи, когда наша страна по сути была разделена на предпринимателей и капиталистов с их интересами с одной стороны и трудящихся с их интересами с другой.

Но сегодня мы не можем делить страну таким же образом”, – говорил в апреле на слушаниях в парламенте Чука Умунна – лидер партии “Изменить Британию” (Change UK), только что созданной перебежчиками из парламентских фракций тори и лейбористов.

Рэйчел Джонсон баллотируется в Европарламент от этой проевропейской партии.

“Миллионы людей в нашей стране голосуют за одну партию не потому, что они за нее, а лишь ради того, чтобы не пустить во власть другую, или потому что она – меньшее из зол. Как можно дальше жить с системой, которая принуждает людей к такого рода выбору?” – взывал к коллегам Чука Умунна.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption (Слева направо) Чука Умунна и Анна Субри из партии Change UK и лидер либдемов Винс Кейбл – единомышленники не только в борьбе против “брексита”, но и в отношении электоральной реформы

За реформу и антипод Умунны Найджел Фарадж – он высказывался за смешанную мажоритарно-пропорциональную систему и упразднение Палаты лордов.

“Моя цель – произвести революцию в британской политике и покончить с двухпартийной системой – она просто перестала работать”, – говорил Фарадж в одном из недавних публичных выступлений.

В условиях нынешнего политического кризиса о возможности реформы заговорили и некоторые политики из главных партий. На тех же апрельских парламентских слушаниях в пользу реформы осторожно высказался среди прочих депутат-тори из Корнуолла Дерек Томас.

“В Корнуолле на выборах 2017 года многие малые партии, как это ни прискорбно, решили, что им нет смысла даже пытаться выставить кандидатов, – сказал Томас. – В результате три партии собрали примерно 98% всех . Люди должны получить возможность почувствовать, что они равноправные участники демократического процесса, что их голос имеет значение”.

Кто против реформы и почему

Естественно, обе ведущие партии, Консервативная и Лейбористская, в лице их руководства – против реформы.

На парламентских слушаниях депутат-тори Кевин Фостер, выступая от имени правительства, напомнил, что Консервативная партия включила в свою предвыборную программу обязательство сохранять нынешнюю систему.

“Дискуссия была любопытной, но правительство сосредоточит усилия на других направлениях расширения демократической вовлеченности и укрепления веры в нашу демократическую систему”, – сказал Фостер собравшимся.

В документах Лейбористской партии тоже не говорится об электоральной реформе, хотя внутри партии есть большая фракция сторонников такой реформы. Более того, по одному из опросов, за нее выступают около трех четвертей электората лейбористов.

До последнего времени основным аргументом двух главных партий было “не сломано – не чини”. Но теперь, в условиях тяжелого политического кризиса из-за “брексита”, когда обе главные партии раскололись на три фракции каждая и фактически перестали быть едиными политическими силами, их оппоненты с жаром возражают: “Да в том-то и дело, что сломано!”

Но помимо простого соображения, что нынешняя система позволяет консерваторам и лейбористам сохранять власть, время от времени сменяя друг друга, у них есть и другие аргументы против реформы.

Правообладатель иллюстрации Parliament TV Image caption Палата общин под председательством спикера Джона Беркоу оказалась неспособна принять хоть какое-нибудь решение относительно способа выхода из Евросоюза. Причина – раскол внутри обеих главных партий

Во-первых, обе партии считают достоинством системы как раз то, что ее противники называют пороком: она не пропускает во власть Фараджа. А также не пропускала крайне правых из Британской национальной партии и других экстремистов и популистов.

Во-вторых, они доказывают, что при ании за партийные списки потеряется нынешняя тесная связь депутатов со своими округами и избирателями.

В-третьих, по их мнению, всякая пропорциональная система подразумевает слишком сложные подсчеты.

Провальный референдум

Проблема сторонников электоральной реформы – еще и в том, что ее противники могут ссылаться на волю народа: восемь лет назад избиратели уже отвергли предложение о реформе.

На референдум 2011 года было вынесено предложение ввести систему “альтернативного ания”.

В этой системе выборы парламента исключительно по одномандатным округам были бы сохранены, но избиратель получил бы возможность ранжировать кандидатов от наиболее к наименее предпочтительному, и победитель определялся бы довольно сложным подсчетом итогов этого “рейтингового ания”.

Правообладатель иллюстрации Parliament TV Image caption Палату лордов, которых никто не избирает, некоторые в Британии хотят вообще упразднить как архаику. Но для этого необходимо, кроме прочего, согласие лордов

Реформа потерпела разгромное поражение: 68% проавших высказались против.

Сторонники реформы жалуются, что, во-первых, предложена была далеко не идеальная и уж конечно не единственно возможная система, а во-вторых, тори, которые тогда правили в коалиции с Либерально-демократической партией (она тоже добивается реформы), согласились на референдум, но стали агитировать против перемен.

Какие варианты?

Пока обе главные партии, и прежде всего консерваторы, против реформы, ее перспективы остаются очень туманными.

“Я не думаю, что система выборов парламента вдруг будет переведена на Д'Ондта (Виктор Д'Ондт – автор одного из методов подсчета в пропорциональной системе) из-за того, что у главных партий проблемы.

На самом деле эти проблемы как раз отталкивают их от введения пропорциональной системы или системы “альтернативного ания”, – рассуждает аналитик Уильям Кеджани. – Но, я думаю, было бы интересно сейчас провести второй референдум по “альтернативному анию”.

Восемь лет назад он провалился, но сейчас появилось много людей, которые выиграли бы от введения новой системы”.

Вполне возможно, что тори и лейбористы как-то переживут нынешний раздрай, так или иначе решат проблему “брексита” – и британская политика, хромая на обе раненые партии, поковыляет дальше.

Однако надо учитывать, что кризис из-за “брексита” не просто не разрешен – все может стать еще хуже. Ведь нынешний раздрай из-за соглашения об условиях выхода из ЕС – это только начало, а переговоры о всем комплексе будущих отношений с ЕС еще впереди.

Не исключено, что основные партии – прежде всего тори – развалятся, и часть “осколков” – по сути, новые партии – присоединится к лагерю сторонников реформы, тем самым радикально его усилив.

Конечно, предсказывать развал партии, которая худо-бедно пережила войны и кризисы последних трехсот лет – дело рискованное. Но именно такие прогнозы-предостережения сейчас дают очень многие, включая видных политиков-тори.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-48301704

Партия Брексита заняла первое место на выборах в Европарламент в Британии

Какая партия у власти в англии сейчас
Правообладатель иллюстрации PA Image caption У Найджела Фараджа новая партия. Она так и называется: Партия брексита. С нею он триумфально избрался в Европарламент

Новая Партия брексита во главе с Найджелом Фараджем получила наибольшее число на выборах в Европейский парламент в Великобритании и займет 28 депутатских мест в Европарламенте из 64, отведенных Британии.

Недавно созданная партия Фараджа набрала 31,6% . Группа партий, агитирующая за повторный референдум и отмену “брексита”, в общей сложности получили 40% (либерал-демократы отправят в Европарламент 15 депутатов, лейбористы – 10, партия зеленых получила 7 мандатов).

Больше всего поддержки скандально известный политик получил в округах в Англии и Уэльсе – за исключением Лондона.

В Шотландии партия SNP (Шотландская национальная партия), выступающая за то, чтобы Британия осталась членом ЕС, отняла голоса у лейбористов и набрала почти 38% – это соответствует трем депутатским местам в Европарламенте. “Шотландия вновь отвергла “брексит”, – написала в “Твиттере” первый министр Шотландии, лидер SNP Никола Стерджен.

По Британии в целом второе место заняла партия либерал-демократов, выступающая категорически против выхода Соединенного Королевства из Евросоюза.

Великобритания должна была покинуть ЕС – и, соответственно, Европейский парламент – еще два месяца назад. но поскольку процесс затянулся на неопределенное время, правительству пришлось проводить выборы в законодательный орган общей Европы.

Явка в Британии составила 37% зарегистрированных избирателей – это меньше, чем в других государствах ЕС.

Две ведущие британские партии – лейбористы и консерваторы – потеряли много по сравнению с прошлыми выборами 2014 года, причем правящие консерваторы оказались на пятом месте и по прогнозам получат меньше 10% , уступив также проевропейской Партии зеленых.

Что выборы в Европарламент в Британии вообще состоятся, стало понятно лишь в апреле нынешнего года, когда консервативное правительство Терезы Мэй оказалось неспособно провести через парламент соглашение об условиях выхода из ЕС до изначальной даты “брексита” – 29 марта – и было вынуждено просить об отсрочке.

В настоящий момент Британия остается членом Евросоюза до 31 октября, но сможет выйти раньше, если соглашение, уже три раза отвергнутое британским парламентом, все же удастся принять.

Media playback is unsupported on your device

“Коктейль Молокова”: как милкшейк стал оружием против правых политиков

Поляризованная Британия

Явка в Британии, по предварительным данным, окажется ниже среднего и составит около 37%. При этом в других европейских странах явка выросла по сравнению с прошлыми выборами и составила в среднем 51%.

В Англии, Шотландии и Уэльсе на выборах в Европарламент применяется пропорциональная система (в отличие от мажоритарной, применяемой на всех прочих выборах в Англии и Уэльсе): партии выдвигают списки кандидатов в каждом из девяти регионов, на которые разделена Англия, и единый список для Шотландии и Уэльса. Чем больше избирателей голосует за партию, тем больше кандидатов из списка станут депутатами.

Например, в Лондоне победили либерал-демократы, и им досталось три места в Европарламенте. Второе и третье место заняли соответственно лейбористы и Партия брексита, и им досталось по два места. Еще один оставшийся лондонский мандат достался “зеленым”, которые пришли четвертыми. Консерваторы и прочие партии избрать своих кандидатов в Лондоне не смогли.

Результаты в Лондоне нетипичны для Англии: в семи английских регионах, по которым подведены результаты на данный момент, первое место заняла Партия брексита; она же заняла первое место в Уэльсе.

Слабые результаты Лейбористской партии британские аналитики склонны объяснять ее невнятной позицией по “брекситу”: в партии представлены два крупных блока избирателей – жители крупных городов – в массе своей противники выхода из ЕС – и жители бывших индустриальных районов, среди которых много “брекситеров”. Не желая отталкивать ни тех ни других, руководство партии предпочитало говорить, что у страны есть более насущные проблемы, чем “брексит”, и что желание избирателей, проавших за “брексит”, они способны выполнить лучше, чем нынешнее правительство.

Избиратели консерваторов, с другой стороны, в массе своей переметнулись к Партии брексита, разочаровавшись тем, что правительство Мэй до сих пор не смогло вывести страну из Евросоюза.

Найджел Фарадж, один из лидеров кампании за выход из ЕС перед референдумом 2016 года, создал свою новую Партию брексита лишь 12 апреля. До этого он возглавлял Партию независимости Соединенного Королевства, которая до сих пор существует и участвовала в нынешних выборах в Европарламент, но судя по имеющимся на данный момент результатам, безуспешно.

Подписывайтесь на Телеграм-канал Русской службы Би-би-си

Каковы результаты в других странах ЕС

Media playback is unsupported on your device

Самые неожиданные избирательные участки Британии

Выборы в Европарламент проводились начиная с четверга во всех 28 странах ЕС. На этих выборах победу предрекали право-популистским партиям, которые в последние годы набирали популярность во многих странах Европы. Такие партии в самом деле выступили довольно успешно, но большинства, судя по поступающим результатам, не получат.

В странах, где подобные партии находятся у власти, таких как Италия, Венгрия и Польша, они заняли первое место и на нынешних выборах.

Во Франции партия “Национальное объединение” во главе с Марин Ле Пен также заняла первое место, немного потеснив партию президента Эммануэля Макрона.

В Греции первое место заняла консервативная партия “Новая демократия”, вынудив премьера Алексиса Ципраса немедленно объявить в стране досрочные парламентские выборы.

Вместе с тем, в таких странах, как Нидерланды и Дания, евроскептические партии проиграли. В Эстонии правая партия ЭКРЕ заняла четвертое место и получит один депутатский мандат из шести эстонских мест в Европарламенте.

В Испании и Португалии правящие левоцентристские партии победили и на европейских выборах.

Либеральные партии успешно выступили в Словакии.

Также во многих странах успешно выступили экологические партии (в Британии результат “зеленых” также можно считать успехом, но отчасти он связан с четкой позицией партии против “брексита”). В Германии “зеленые” отобрали голоса у правящего блока ХДС/ХСС и заняли второе место. Они же заняли третье место на выборах во Франции.

Право-популистская “Альтернатива для Германии” заняла четвертое место, улучшив свой результат 2014 года с 7,1% до 10,8% .

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-48418664

«Лейбористов сейчас поддержит полстраны»: как кризис вокруг брексита может изменить политическое будущее Великобритании

Какая партия у власти в англии сейчас

Премьер-министр Великобритании призвала политические партии страны сплотиться ради того, чтобы провести процедуру выхода Соединённого Королевства из состава ЕС. Тереза Мэй обратилась даже к своему давнему оппоненту, лидеру Лейбористской партии Джереми Корбину.

Аналитики напоминают, что идея брексита изначально принадлежала именно руководству Консервативной партии, лидером которой сейчас является Мэй, поэтому лейбористы вряд ли согласятся разделить ответственность за ошибки, допущенные тори.

Более того, по оценкам экспертов, на фоне неудач правящей партии оппозиция может набрать политический вес и в перспективе прийти к власти.

Глава правительства Великобритании и лидер Консервативной партии Тереза Мэй обратилась к политическим силам страны с призывом объединиться, чтобы провести брексит. Политик выступила перед зданием своей резиденции в Лондоне после ания в палате общин по вотуму недоверия действующему кабмину. 

«Сейчас наступило время сплотиться, поставить в центр национальные интересы и реализовать результат референдума», — заявила Мэй.

Также по теме

«В состоянии цугцванга»: как новые переговоры с ЕС по брекситу могут повлиять на политические перспективы Мэй

На саммите ЕС, стартовавшем 13 декабря, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй намерена обсудить с лидерами стран Евросоюза условия…

Премьер-министр добавила, что к моменту выступления она уже успела провести переговоры с лидерами Либерально-демократической, Шотландской национальной партии и Партии Уэльса. Как пояснила Мэй, начиная с 17 января ведущие политические партии королевства и высокопоставленные представители правительства будут проводить встречи для выработки общих решений по реализации брексита.

Однако оппозиционная Лейбористская партия не проявила готовности вести переговоры со своими политическими конкурентами — консерваторами. Как заявила Мэй, она «разочарована» тем, что лидер лейбористов Джереми Корбин пока не принял решения присоединиться к этому обсуждению.

Маловероятно, что лейбористы всё же пойдут на компромисс с тори, отмечают эксперты. Накануне Джереми Корбин, выступая в парламенте, заявил, что переговоры с консерваторами будут возможны только в том случае, если Тереза Мэй откажется от идеи брексита без сделки.

«Скорее всего, лейбористы не пойдут на союз с консерваторами, во всяком случае до тех пор, пока их лидером является Корбин», — пояснила в интервью RT руководитель Центра политической интеграции Института Европы РАН Людмила Бабынина.

Поспешность, с которой Тереза Мэй начала переговоры с лидерами парламентских партий, вполне объяснима — уже к 21 января премьер-министр должна представить альтернативный вариант соглашения с ЕС.

Однако эксперты сомневаются в том, что глава британского правительства сможет это осуществить. По мнению Людмилы Бабыниной, даже если не учитывать политические аспекты, переписать многостраничный и детально проработанный документ за несколько дней просто невозможно.

Впрочем, Мэй убеждена в том, что даже провал разработанного ею проекта сделки с ЕС в парламенте не сможет остановить запущенный по итогам референдума 2016 года процесс выхода Соединённого Королевства из Евросоюза. Это означает, что брексит может состояться и без сделки, а разрыв торгово-политических отношений пройдёт по самому жёсткому сценарию.

  • Подсчёт во время референдума по вопросу выхода Великобритании из ЕС
  • AFP
  • © Robert Perry

«Премьер-министр потеряла контроль»

Лидер лейбористов Джереми Корбин внёс 15 января в парламент предложение о вотуме недоверия премьер-министру Терезе Мэй. Накануне палата общин отклонила рекордным большинством разработанный главой кабмина план сделки с Брюсселем. Корбин назвал случившееся «крупнейшим поражением» правительства с 1920-х годов.

«Премьер-министр потеряла контроль, и правительство утратило способность управлять», — заявил Корбин, выступая в среду на открытии дебатов по вопросу вынесения вотума недоверия правительству консерваторов. 

Также по теме

Тактический манёвр: в Британии глава парламентской оппозиции потребовал провести ание по вотуму недоверия Мэй

Глава Лейбористской партии Великобритании Джереми Корбин потребовал провести в парламенте ание по вотуму недоверия…

В декабре Корбин уже выступал с предложением отправить Терезу Мэй в отставку, но тогда парламент не стал рассматривать этот вопрос. На этот раз ание состоялось, но по его итогам инициатива лидера лейбористов была отклонена палатой общин с небольшим перевесом: за сохранение действующего кабмина проали 325 депутатов, против выступили 306.

Последний раз в истории Великобритании вотум недоверия выносился кабмину в 1979 году по инициативе Маргарет Тэтчер, которая в итоге и возглавила правительство. Согласно нормам британского законодательства, в том случае, если правительство теряет доверие парламента, в стране назначаются досрочные выборы.

Комментируя обращённый к ней призыв Корбина уйти в отставку, Тереза Мэй заявила, что перевыборы противоречили бы сейчас национальным интересам Соединённого Королевства. По мнению премьер-министра, нет никаких гарантий того, что по итогам ания какая-либо партия сможет заручиться большинством в парламенте.

Отметим, что у Терезы Мэй достаточно противников не только среди лейбористов, но и среди консерваторов. В декабре прошлого года группа однопартийцев выдвинула инициативу по смещению Мэй с поста лидера. Однако партийный съезд не поддержал это предложение.

Согласно правилам, политик получила внутри партии иммунитет сроком на год — в течение этого времени консерваторы не могут повторно требовать её отставки.

Впрочем, говорить о развитии политической карьеры Терезы Мэй после брексита всё равно не приходится — по данным британских СМИ, она пообещала однопартийцам, что не станет участвовать в выборах 2022 года в качестве лидера консерваторов.

Аналитики отмечают, что сейчас в британских политических элитах сложилась парадоксальная ситуация: большинство партий и политиков не поддерживают действия Терезы Мэй на посту премьер-министра, однако не решаются отправить её в отставку и распустить действующий кабмин.

Общество разделяет эти настроения: согласно данным опроса, проведённого телеканалом Sky News, 53% жителей Соединённого Королевства выступают против расформирования действующего кабмина. Но в то же время 61% респондентов убеждены в том, что страна находится в кризисном положении.

В опросе приняли участие 1203 британца.

«Каким бы ни был исход, даже если Великобритания останется в ЕС, она будет в проигрыше — и с политической, и с экономической точек зрения. Сложилась очень тяжёлая ситуация.

Отсюда и такие противоречивые результаты опросов общественного мнения — люди не могут поддержать действия правительства, но и говорить о том, что роспуск кабмина сейчас что-то исправит, тоже не приходится», — считает Бабынина.

  • Джереми Корбин
  • Reuters
  • © UK Parliament/Jessica Taylor

По мнению экспертов, никто не сможет предложить Великобритании какой-то универсальный план, который устроил бы все стороны. С точки зрения доктора исторических наук, профессора кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО Натальи Капитоновой, сейчас в британском обществе обострились те противоречия, которые возникли ещё в конце прошлого века.

«Раскол по вопросу евроинтеграции существует в Британии давно, и касается он не только отдельных партий. Однако особенно сильно эти противоречия разгорелись именно в рядах тори.

Консервативная партия очень серьёзно разделилась по вопросу отношений с ЕС, и это вряд ли поможет ей удержаться у власти.

Подобные расхождения есть и у лейбористов, но они сделали выводы из негативного опыта тори и постарались сгладить внутренние конфликты», — пояснила Капитонова в интервью RT.

Варианты выхода

Говоря о непредсказуемости исхода возможных досрочных выборов, аналитики напоминают, что у Терезы Мэй уже есть собственный негативный опыт. В 2017 году политик инициировала досрочные парламентские выборы, рассчитывая укрепить позиции тори в преддверии брексита.

Однако уже накануне ания стало ясно, что эти надежды не оправдаются. Социологические опросы, проведённые незадолго до дня выборов, показали рост симпатий к лейбористам, в то время как консерваторам не удалось повысить свой политический рейтинг.

В итоге если до перевыборов у тори было в парламенте 331 место из 650, то по итогам ания консерваторы получили 318 мандатов, в то время как лейбористы увеличили своё представительство с 232 до 262 мест.

Консерваторы потеряли парламентское большинство и были вынуждены заключить коалиционную сделку с Демократической юнионистской партией.

Также по теме

«Прививка от попыток покинуть ЕС»: к каким последствиям может привести брексит без сделки между Лондоном и Брюсселем

Евросоюз отверг ключевую идею премьер-министра Великобритании о создании «независимого механизма» для решения вопросов по брекситу. Об…

Инициирование досрочных выборов стало серьёзным просчётом Терезы Мэй, но окончательный провал курса действующего премьера последовал после неудачных переговоров с Евросоюзом по условиям брексита, которые завершились в ноябре прошлого года.

Стороны подготовили итоговый проект соглашения. Однако в Соединённом Королевстве эти договорённости не вызвали одобрения. Сделку раскритиковали как лейбористы, так и многие представители Консервативной партии, которые считают, что Мэй пошла на слишком большие уступки.

Так, по условиям соглашения, Лондон должен будет выплатить Брюсселю 39 млрд фунтов в качестве компенсации за взятые ранее на себя обязательства. Ещё один болезненный вопрос, касающийся ирландской границы, также не был урегулирован, поскольку британская сторона отвергает идею Брюсселя провести линию таможенного разграничения по Ирландскому морю.

Как полагают в Лондоне, это фактически «отрежет» Северную Ирландию от Соединённого Королевства.

Сохранение прежнего положения, когда граница между Северной Ирландией и Республикой Ирландия остаётся открытой, также не устраивает стороны переговоров. Комментируя в ноябре заявления критиков, Тереза Мэй заявила, что британский народ больше не хочет тратить время на споры по условиям брексита, а желает «правильного выполнения их волеизъявления».

Однако политологи склонны трактовать слова Мэй следующим образом: у Лондона просто не осталось альтернатив и пространства для манёвров в переговорах с Брюсселем.

По словам Людмилы Бабыниной, попытки Терезы Мэй переписать условия сделки и договориться с партийными лидерами вряд ли приведут к серьёзным подвижкам. Евросоюз полностью удовлетворён условиями сделки, и европейские лидеры уже прямо заявляли о том, что не намерены идти на её пересмотр.

Если европейские власти не смягчат свой подход, Великобритания должна будет либо согласиться на предлагаемые условия, либо пойти по пути «обвального» брексита, который предполагает одномоментный обрыв всех связей с ЕС, что равно выходу без сделки, который грозит сейчас Лондону.

В этом случае все торговые соглашения британской стороне придётся заключать заново. Есть и другой вариант — формальный брексит, при котором страна сохранит все торговые, экономические отношения с ЕС, но потеряет при этом право голоса в общеевропейских органах власти.

Подобный сценарий предлагает Джереми Корбин, и этот путь тоже имеет немало сторонников в Соединённом Королевстве, пояснила Наталья Капитонова.

  • Reuters
  • © Clodagh Kilcoyne

«Есть шансы прийти к власти»

Как бы ни хотели тори представить дело так, будто вся ответственность за неудачи в переговорах по брекситу лежит персонально на Терезе Мэй, в действительности пункт о проведении референдума о брексите был включён в предвыборный манифест Консервативной партии ещё во время кампании 2015 года.

«Это помогло консерваторам выиграть выборы, но потом Кэмерон не смог уже отговорить общество от этой идеи, как он рассчитывал. Характерно, что он подал в отставку практически сразу после того, как стали известны результаты ания по брекситу, ушёл в тень», — напомнила Капитонова.

Поэтому избежать жёсткой критики Консервативной партии сейчас будет очень непросто, полагают эксперты. На фоне неудач тори растёт популярность Лейбористской партии, которая с самого начала выступала против брексита.

«Лейбористов сейчас поддержит полстраны, так как они проводят линию на сохранение отношений с ЕС. Оппоненты уже начали «топить» Корбина, его усиленно критикуют, однако его популярность всё равно растёт, как и рейтинги Лейбористской партии в целом», — отметила Наталья Капитонова.

По мнению эксперта, на следующих парламентских выборах лейбористы могут ещё больше укрепить свои позиции.

Аналогичной точки зрения придерживается и Людмила Бабынина.

«К лейбористам прислушиваются всё больше британцев, а история с брекситом не добавляет популярности консерваторам. Поэтому в перспективе у лейбористов есть шансы прийти к власти, учитывая, что Корбин является ярким политиком и пользуется определённой поддержкой в обществе», — подытожила Бабынина.

Источник: https://russian.rt.com/world/article/593559-brexit-mei-korbin-politika

Основные политические партии Великобритании. Справка

Какая партия у власти в англии сейчас

Три основные силы

Лейбористская партия (Labour Party) – правящая партия Соединенного Королевства, находится у власти с 1997 года. Лидер (с 2007 года) – премьер-министр Великобритании Гордон Браун (Gordon Brown, 59 лет).

Лейбористская партия была образована в начале ХХ века при активном участии представителей рабочего движения левой направленности (“labour” в переводе с английского означает “труд”, “рабочая сила”). В течение долгих лет лейбористы занимали левую часть политического спектра Великобритании. Профсоюзы по-прежнему продолжают играть заметную роль в партии.

На фоне резкого падения популярности среди избирателей молодое поколение лейбористов во главе с Тони Блэром, Питером Манделсоном и Гордоном Брауном в середине 1990-х годов разработало идеологию “нового лейборизма”.

Партия отказалась от социалистических идей и стала левоцентристской, начав борьбу за избирателей английского среднего класса.

Это не замедлило сказаться на росте рейтингов партии, и в 1997 году лейбористы получили рекордное за всю историю количество мандатов (418) и абсолютное большинство (в 179 мест) в Палате общин.

Лейбористы выступают за сохранение необходимой роли государства в экономике, ликвидацию общественного неравенства и поддержку социальных программ в области образования, здравоохранения и борьбы с безработицей, наличие ограниченной экономическими нуждами иммиграции, защиту прав меньшинств и активную европейскую интеграцию.

На всеобщих парламентских выборах в 2005 году лейбористы получили долю в 35,3% и 356 мест (абсолютное большинство) в парламенте. Тони Блэр стал первым лидером лейбористов, который привел партию к победе на выборах три раза подряд.

Однако в 2005 году лейбористы победили с заметно меньшим результатом, чем в 1997 или 2001 году.

Причиной этого стали электоральная усталость от пребывания у власти одной партии, негативное отношение общества к британскому участию в войне в Ираке, разочарование избирателей в политике лейбористов и проблемы внутри самой партии.

Лейбористы традиционно пользуются популярностью избирателей в индустриальных районах северной и северо-западной Англии, в Лондоне, а также в Шотландии и Уэльсе.

В настоящее время в опросах общественного мнения лейбористы набирают 27-33% .

Главным лозунгом партии на предстоящих выборах является фраза “Справедливое будущее для всех” (“Future fair for all”).

Консервативная партия (Conservative Party), в политическом и разговорном обиходе также известная как “тори” (по названию старинной партии, из которой выросли современные консерваторы). С 1997 года – крупнейшая оппозиционная партия Соединенного Королевства. Лидер (с 2005 года) – глава “теневого” кабинета министров Дэвид Кэмерон (David Cameron, 43 года).

После ухода из большой политики самого харизматичного лидера консерваторов ХХ века – “железной леди” Маргарет Тэтчер, консерваторы пережили не лучший период своей истории: низких рейтингов, частой смены лидеров в поисках яркой личности и попыток реформировать программу партии.

На выборах 2005 года консерваторы набрали 32,3% избирателей и получили 192 места в Палате общин, вновь став официальной оппозицией Ее Величества.

Под руководством Дэвида Кэмерона партия провела ребрендинг, сделав своим символом зеленое дерево, как символ приверженности партии экологическим вопросам, ранее остававшимся прерогативой левых партий.

Кэмерон омолодил состав “теневого кабинета” консерваторов, сдвинув партию к центру политического спектра и начав борьбу за новые группы избирателей.

Консерваторы при формировании списков кандидатов на выборы 2010 года, вслед за другими партиями, сделали ставку на равенство и разнообразие, прежде всего на увеличение доли женщин, представителей этнических и других меньшинств.

Главными пунктами программы консерваторов является сокращение излишнего финансирования социальных программ и роли государства в экономике, более ответственное расходование государственных средств, поощрение частной предпринимательской инициативы, защиту традиционных семейных ценностей, принятие закона об обязательном вынесении на референдум любого решения о передаче властных полномочий от Великобритании к Евросоюзу.

Консерваторы традиционно пользуются популярностью избирателей в богатых сельских районах в центральной, южной и юго-восточной Англии, а также в зажиточных районах Лондона.

В настоящее время в опросах общественного мнения консерваторы набирают 35-41% .

Главным лозунгом партии на предстоящих выборах является фраза “Время для перемен” (“Time For Change”).

Либерал-демократическая партия (Liberal Democrats) – третья по величине и влиянию политическая партия Великобритании. Название часто сокращается до слова “либдемы” (Lib Dems). Лидер (с 2007 года) – Ник Клегг (Nick Clegg, 43 года).

Либерал-демократическая партия была образована в 1988 году в результате объединения Либеральной и Социал-демократической партий. В британском политическом спектре “либдемы” занимают наиболее центристскую позицию с небольшим уклоном влево. Лидер партии Ник Клегг придерживается более правоцентристских позиций, чем большинство его соратников в руководстве партии.

Либерал-демократы наиболее страдают от отсутствия пропорциональной избирательной системы в Великобритании. Так, на парламентских выборах 2005 года они получили 22,1% избирателей, но лишь 62 места в Палате общин (менее 10% от общего числа мандатов). Именно поэтому “либдемы” активно продвигают идею перехода к пропорциональной избирательной системе взамен нынешней мажоритарной.

Помимо этого, в программе партии сильна экологическая и проевропейская составляющая, они выступают за выборность Палаты лордов; в экономике – за меньшее вмешательство государства. “Либдемы” завоевали уважение тем, что, в отличие от лейбористов и консерваторов, не поддержали в свое время участие Британии в иракской кампании.

В настоящее время в опросах общественного мнения либерал-демократы набирают 18-21% . Наиболее активно их поддерживают жители юго-западной Англии, Корнуолла, сельских районов Шотландии и Уэльса, а также университетских городов Оксфорда и Кембриджа.

Либерал-демократы с 1997 года последовательно улучшали свои результаты на выборах, и многие комментаторы отводят им ключевую роль в случае если ни одна из двух ведущих партий не наберет абсолютного большинства и возникнет ситуация “подвешенного парламента”.

В своем предвыборном лозунге либерал-демократы сочетали основные посылы Лейбористской и Консервативной партий – “Перемены, которые работают на вас: построение более справедливой Британии” (“Change that works for you: building a fairer Britain”).

Национальные партии

В Шотландии и Уэльсе традиционно сильны позиции местных национальных партий – Шотландской национальной партии (Scottish National Party, SNP) и уэльской “Плейд камри” (Plaid Cymru).

SNP является первой по величине фракцией в шотландском парламенте и формирует правительство меньшинства. “Плейд камри” является второй по величине фракцией в Ассамблее Уэльса и вместе с лейбористами формирует коалиционное правительство.

Главными пунктами программ обеих партий является достижение независимости Шотландии и Уэльса, а по мере движения к этой цели – завоевание максимальной автономии в рамках Соединенного Королевства и Европейского Союза.

В общенациональном парламенте позиции SNP и “Плейд камри” гораздо слабее. Шотландские националисты на выборах в 2005 году получили 1,5% и 6 мест в Палате общин, уэльские набрали 0,6%, победив в 3 депутатских округах.

Отдельная партийная система существует в Северной Ирландии, где в настоящее время действуют четыре основных партии.

Две из них – Демократическая юнионистская партия (Democratic Unionist Party, DUP) и Ольстерская юнионистская партия (Ulster Unionist Party, UUP) – выступают за сохранение Северной Ирландии в составе Соединенного Королевства и защищают интересы протестантского большинства Ольстера.

Другие две – Социал-демократическая рабочая партия (Social Democratic and Labour Party, SDLP) и “Шинн фейн” (Sinn Fein) – защищают интересы республиканцев и выступают за объединение Ирландии.

Две крайние силы североирландского политического спектра – DUP и “Шинн фейн” в настоящее время формируют коалиционную администрацию Ольстера.

По результатам выборов в 2005 году DUP получила 0,9% от общего числа авших в Соединенном Королевстве и 9 мест, UUP – 0,5% и 1 место (в настоящее время UUP заключила пакт о сотрудничестве с британской Консервативной партией), SDLP – 0,5% и 3 места, “Шинн фейн” – 0,6% и 5 мандатов.

Депутаты “Шинн фейн” в течение многих лет бойкотируют свои депутатские обязанности в Лондоне, так как их работа в парламенте требует принесения присяги на верность британскому монарху, что противоречит их политическим убеждениям.

Голоса малых парламентских фракций становятся важны при свободном ании, когда правящая партия не может заставить своих членов ать единым фронтом и для прохождения правительственного законопроекта может не хватить .

Политические маргиналы

По одному месту в парламенте имеют микропартии Respect (“Уважение”) и Health Concern (“Забота о здоровье”). Партия Respect была образована в 2004 году, а ее единственным представителем в парламенте является изгнанный из Лейбористской партии ультралевый депутат Джордж Гэллоуэй.

Он прославился своей неуемной критикой британской кампании в Ираке, участием в реалити-шоу “Большой брат”, судебными тяжбами с британскими СМИ, защитой социалистических идеалов и поддержкой экстремистских движений.

Партия Health Concern образована в городе Киддерминстер и первоначально выступала за восстановление упраздненного отделения “скорой помощи” в местной больнице, но затем расширила свою повестку.

Не представленными в парламенте до сих пор остаются три влиятельные политические силы Великобритании, которые уже имеют мандаты в местных органах власти и в Европарламенте (выборы в него проводятся по пропорциональной системе).

Это Партия независимости Соединенного Королевства (UK Independence Party, UKIP), которая своей главной задачей ставит выход страны из Европейского Союза. В 2005 году партия набрала 2,2% по всей стране, но не победила ни в одном округе.

Это Зеленая партия (Green Party), которая продвигает вопросы защиты окружающей среды, выступает за локализацию экономики и легализацию легких наркотиков, занимая при этом умеренно-евроскептические позиции. На выборах 2005 года партия набрала 1,0% британцев, однако не получила мандатов в парламенте.

Это ультраправая Британская национальная партия (British National Party, BNP), которая выступает за запрещение иммиграции в Великобританию, восстановление телесных наказаний и частичное восстановление смертной казни за особо тяжкие преступления – педофилию, терроризм и убийства.

Лишь в 2010 году партия разрешила принимать в свои ряды представителей других рас и этносов, помимо белых британцев. BNP в настоящее время имеет одного депутата в Лондонской ассамблее и двоих – в Европарламенте, однако в британском парламенте депутатов у нее пока нет.

На последних выборах в парламент она набрала 0,7% .

В 2005 году в выборах участвовало в общей сложности около 60 партий, депутаты от которых набрали больше 500 .

Среди них встречались весьма экзотические, например, “Альянс за легализацию конопли”, “Сделаем политиков историей”, “Партия шотландских пенсионеров”.

Кроме того, в различных округах были представлены известные политические и общественные движения, которые не пользуются большой популярностью в Британии – социалисты, коммунисты, христианские демократы и другие.

Согласно опросам общественного мнения, малые партии на предстоящих выборах могут рассчитывать в совокупности на 9-17% избирателей.

Источник: https://ria.ru/20100406/218657155.html

Лейбористская партия Великобритании победила на региональных выборах в Англии

Какая партия у власти в англии сейчас

ЛОНДОН, 8 мая. /Корр. ТАСС Илья Дмитрячев, Максим Рыжков/. Лейбористская партия Великобритании одержала верх на региональных выборах в Англии. Об этом свидетельствуют опубликованные в воскресенье окончательные результаты подсчета по итогам прошедшего 5 мая ания.

Находящиеся в оппозиции лейбористы установили контроль над 58 из 124 муниципальных, местных и региональных советов в Англии, в которых проводилось ание. Выборы были частичные: в большинстве советов решалась судьба лишь трети состава.

В общей сложности лейбористы провели в органы местного самоуправления 1326 своих кандидатов.

Это на 18 меньше, чем по итогам последних выборов, состоявшихся в 2012 году, однако данный результат намного лучше, чем прогнозировали опросы общественного мнения, предсказывавшие Лейбористской партии потерю от 100 до 250 выборных должностей.

Правящая Консервативная партия взяла под контроль 38 советов, а победу праздновали 842 депутата, что на 48 меньше, чем четыре года назад.

На третьем месте идет партия Либеральные демократы, кандидаты которой смогли возглавить четыре совета. В общей сложности партия провела 378 депутатов, что на 45 больше, чем в 2012 году. Еще в 24 советах большинство не удалось заполучить ни одной из политических сил.

Выборы можно также назвать успешными для Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP), 58 депутатов которой вошли в советы. Это на 25 больше, чем на прошлых региональных выборах.

Триумф шотландских националистов

Параллельно с формированием органов местного самоуправления в Англии 5 мая состоялись выборы в региональные парламенты Шотландии, Северной Ирландии и Уэльса.

В первом случае победу праздновала Шотландская национальная партия (ШНП), которая подтвердила свой статус ведущей силы в этом регионе Соединенного Королевства, потеряв, однако, абсолютное большинство. Для того чтобы полностью контролировать парламент, ШНП необходимо было провести 65 своих кандидатов, однако она смогла получить лишь 63 мандата: на 6 меньше, чем четыре года назад.

На второе место сумела пробиться Консервативная партия, которой удалось провести в местный парламент 31 представителя, что на 16 больше, чем по итогам выборов четырехлетней давности. Лейбористы, традиционно имевшие на севере прочные позиции, потерпели в Шотландии чувствительное поражение. Они записали на свой счет 24 депутатских мандата, что на 13 меньше, чем у них было до этого.

Лейбористы удержали позиции в Уэльсе

Между тем на выборах в 60-местную Национальную ассамблею Уэльса лейбористы отстояли позиции правящей партии. Они завоевали 29 мест, потеряв лишь один мандат по сравнению с предыдущими выборами. Второе место у “Плайд Камри” – Партии Уэльса (12 мест), третье – у тори (11), далее идут UKIP (7) и либеральные демократы (1).

Статус-кво в Северной Ирландии

В Северной Ирландии соотношение между юнионистами и республиканцами в 108-местном парламенте почти не изменилось.

В Ассамблею избраны 38 депутатов от Демократической юнионистской партии (ДЮП), что повторяет рекордный результат этой партии на прошлых выборах, и 28 парламентариев от объединяющей республиканцев католической партии Шинн фейн, что на одно место меньше, чем до настоящего момента. Обе партии являются основными политическими силами, формирующими правящую коалицию Ольстера.

В новом составе парламента статус-кво в количестве соответственно 16 и 8 депутатов сохранили Юнионистская партия Ольстера и партия “Альянс”, а вот Социал-демократическая лейбористская партия потеряла два места, проведя 10 депутатов на смену прежним 12. Остальные политические силы имеют гораздо меньшее присутствие в Ассамблее и в правящую коалицию не входят.

Тест для Корбина

Состоявшееся ание стало самым масштабным с момента прошлогодних майских парламентских выборов и первым реальным общенародным тестом для нового лидера Лейбористской партии Джереми Корбина. Будучи избранным в сентябре прошлого года, Корбин не смог объединить вокруг себя всю партию, многие члены которой выступают против политика, занимающего, по их мнению, слишком левые позиции.

Окончательные итоги показывают, что, хотя лейбористы и потерпели поражение в Шотландии и потеряли часть , в целом ситуация не столь и катастрофичная, тем более что кандидаты от лейбористов смогли завоевать два места на довыборах в национальный парламент и возглавить все четыре города, в которых проводились выборы мэра: Ливерпуль, Бристоль, Солфорд и Лондон.

Эффект Хана

Самой же громкой, бесспорно, стала победа лейбористов в Лондоне, где 45-летний сын иммигрантов из Пакистана Садик Хан смог занять кресло мэра, положив конец восьмилетней безраздельной власти консерваторов во главе с харизматичным Борисом Джонсоном.

На этот раз Джонсон не стал выдвигать свою кандидатуру, сфокусировавшись на работе в парламенте и агитационной кампании за выход страны из ЕС. В итоге Хан победил оппонента от партии тори, сына миллиардера и депутата Зака Голдсмита, став первым мусульманином, оказавшимся в кресле мэра Лондона, да и вообще на посту главы исполнительной власти крупной европейской столицы.

Корбин был первым, кто поздравил Хана с победой, еще не дожидаясь обнародования официальных итогов выборов, и назвал показанный им результат фантастическим. Примечательно, что реакция от самого Хана была довольно прохладной.

В колонке в газете “Обсервер”, опубликованной спустя два дня после избрания Хана, он выступил против основной линии Корбина, которая заключается в том, чтобы лейбористы черпали силы внутри партии, опираясь на своих верных избирателей.

“Лейбористская партия должна стать прибежищем для любого, кому это потребуется, а не только для ее активистов”, – написал новый мэр.

В этом заявлении, а также в том, что Корбина не было 7 мая среди присутствовавших на инаугурации градоначальника, многие газеты увидели признаки раскола, начинающего появляться между политиками. В теории это может привести к тому, что лидерство Корбина в партии окажется под угрозой, причем исходить она будет от соратника по партии Хана.

Процедура избрания мэра Лондона. Досье

Источник: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3266943

Помощь права
Добавить комментарий